Главная
  Новости и анонсы
 Биография
(из книги «Встречи под звездой надежды»)
  Детство. Война
  Учеба в театральном институте
  Вильнюсский театр. Первые успехи в кино
  «Тихий Дон»
  «Добровольцы»
  Малый театр
  «Любовь и одиночество»
  Роли 80-х-2000-х годов
  О творчестве и о себе
 Творчество
  Об Элине Быстрицкой
  Театр
  Кино и ТВ
  Работы на радио
  Книги
 Фотогалерея
  В театре и кино
  В жизни
 Гостевая книга
 О сайте
  Разработчики сайта


 Читайте книгу Элины Быстрицкой      «Встречи под звездой надежды»

 

Биография => Учеба в театральном институте
    Встреча с Юрием Завадским
 


Комиссия по распределению выпускников института на­правила меня в Херсонский музыкально-драматический театр. Предстоял отъезд в Херсон, и я понятия не имела, как буду там жить, какие роли играть. Было еще в памяти комсомольское собрание, и я помнила свое решение уехать с Украины...
В это время в Киев приехал главный режиссер Херсонско­го театра. Навсегда запомнила его фамилию — Павел Моро­зенко. Встретилась с ним. Морозенко бросил на меня оцени­вающий взгляд. Ткнул в меня пальчиком и сказал:
Сьогодни о сьомий, ресторан «Спорт»...
Он предлагал мне в семь часов встретиться в ресторане.
А я не пиду...
Ну дывысь, тоби у мене працюваты...
Я воспроизвожу этот диалог на украинском, тогда тамош­ние провинциальные «деятели культуры» демонстративно го­ворили на украинском. Но, думаю, читателям понятно и без перевода, для чего он меня приглашал в ресторан.


Морозенко развернулся и ушел. А я буквально закипела. Мне у него работать!.. Во-первых, не у него, а в Херсонском театре. А во-вторых, не поеду я туда! Ехать, чтобы из меня этот Павел Морозенко сделал неизвестно кого? А точнее, извест­но, не такой уж я была наивной, чтобы не понимать этого.
На следующий день я пошла в Бюро учета и распределения Кадров Комитета культуры УССР. Руководила бюро женщи­на — чиновная, очень уверенная в себе. Я сказала:

Не поеду в Херсон.
А чому це так?
Я ей рассказала о «предложении» Морозенко.
Она на меня посмотрела с деланным удивлением и изрекла:
Вы порочыте наши кадры!
Я задохнулась от возмущения: меня режиссер пытается за­тащить в постель, и я же еще порочу эту «кадру»!
Было очевидно, что дама меня заставит туда поехать. Но я не хотела попасть в публичный дом!
Решительно повторила вальяжной чиновнице:
В Херсон я не поеду.
Она не стала меня уговаривать: зачем тратить время на ка­кую-то девицу? Куда она денется — не первая такая стропти­вая...
Не скрою, через несколько лет, когда я уже снялась в роли Аксиньи в «Тихом Доне» и успешно дебютировала в Малом театре, меня очень подмывало позвонить и ей, и «товарищу» Морозенко. И спросить:
Ну як вы там?
Я знала, что Херсонский театр под руководством этого сластолюбивого режиссера медленно угасал. В своей не ко­роткой творческой жизни я не раз была свидетелем того, как умирает театр, режиссер которого превратил актрис в свой га­рем. Искусство не прощает распущенности...

Из Комитета культуры я вышла с твердым намерением взять свою судьбу в собственные руки. Размышляла, думала, искала выход. И решила попытать счастья в Московском теа­тре имени Моссовета, который был в то время на гастролях в Киеве. Требовалось «показаться» художественному совету и руководителю этого театра — а вдруг меня возьмут, случают­ся же чудеса... Я уже к этому времени снялась в одном филь­ме, начинала сниматься в другом. Невелик, конечно, творче­ский багаж, но я им гордилась.
Добилась, чтобы меня принял Юрий Александрович За­вадский. Пробивалась к нему очень долго, наконец пришла в Оперный театр, где шли спектакли Театра имени Моссове­та.

Юрий Александрович назначил время. Собрался художественный совет, вни­мательно нас посмотрели, ничего мне не говорили. Я показы­вала отрывок из дипломного спектакля «Не называя фами­лий» В.Минко.
Пока художественный совет совещался, я ждала. Наконец мне сообщили, что меня возьмут. И выдали мне на руки за­прос.
Я поехала с этим запросом в Комитет культуры УССР, с тем чтобы меня направили на работу в Театр имени Моссовета. Пришла в приемную начальника Управления театров. Там услышала, как секретарь кому-то объясняла, что ее начальник через двадцать минут должен уехать в Харьков. Я испугалась, что не попаду к нему Но он все-таки меня принял. Подала я ему мое заявление с просьбой направить меня в Театр имени Моссовета и запрос театра.

Начальник управления эти бумаги просто отшвырнул от себя и сказал:
Мы свои кадры не виддаемо...
Я вышла от него ужасно расстроенная: затратить столько сил, так много сделать, чтобы попасть в московский театр и получить отказ таким образом! Я расплакалась. И уже на улице вдруг подумала: этот начальник скоро уедет, а если бы я его не застала, к кому бы я пошла? Попыталась бы попасть на прием к его руководителю. Я не привыкла сдаваться без боя. И направилась к заместителю министра. Меня к нему пустили. Не возьмусь сейчас припомнить, что я в отчаянии лепетала, но, кажется, нашла совершенно «неотразимый» довод: решается моя судьба, а украинское театральное искус­ство не пострадает от моего отсутствия.
Заместитель министра меня пожалел и разрешил отпус­тить в Москву. Думаю, понял, что это несравненно лучшее назначение для начинающей актрисы, нежели захудалый Херсонский театр. Или что-нибудь знал о Павле Морозенко...

Я получила направление, отнесла его в Театр имени Мос­совета, который все еще был на гастролях в Киеве. И мы до­говорились с директором, что к 1 октября я приеду в Москву
Со спокойным сердцем и с большими надеждами на бу­дущее отправилась я в Вильнюс к родителям — отдыхать по­сле окончания института и приходить в себя от истории с моим определением на работу. Честное слово, я заслужила отдых. И я не подозревала, что судьба готовит мне испыта­ние.
Десятого сентября в Вильнюс на мое имя из Москвы при­шел толстый пакет. В нем были все мои документы и неболь­шое официальное письмо о том, что я не могу быть принята в театр без московской прописки, меня не пропишут без работы.

В те времена было немало нелепостей подобного рода. Я не могла понять, как это может быть. Выходило, что ни при ка­ких условиях я не могу стать актрисой Театра имени Моссове­та и вообще любого московского театра. Очередной тупик...

...Через несколько лет с помощью своих друзей я выяснила, почему все-таки мне отказали в Театре имени Моссовета. В сказки об отсутствии прописки я верила недолго. Если бы театр захотел, меня взяли бы и без прописки — смогли бы ее оформить, у них была такая возможность.
Все дело оказалось в том, что в театр пришло из Киева двадцать семь анонимок: я, мол, такая и сякая... Упирали, как тогда было модно, на «моральный облик», то есть на то, что невозможно ни доказать, ни опровергнуть. И руководители театра дрогнули. Тем не менее я свое обещание выполнила — в Киев не возвратилась, осталась в Вильнюсе, о чем не жале­ла. А тех, кто на меня строчил кляузы, никогда не искала — Бог им судья...
 
 Трудная дорога к мечте | Будущая актриса | Студенческие годы | Встреча с Юрием Завадским
 
Разработка: Alex Petrov Copyright © 2013 www.bystrickaya.ru