.RU

V. ВТОРОЕ ПОКОЛЕНИЕ - И последние станут первыми



^ V. ВТОРОЕ ПОКОЛЕНИЕ


Ученые на станции понимали, что еще не время для детей. Но Андрей и Гюльнара этого не опасались. Точнее они об этом и не думали, просто так получилось.

Рождение ребенка омрачило всех - это был безжизненный серый уродец. В целях эксперимента еще несколько пар забеременели. Ультразвуковое и другие обследования показали такие же отклонение у эмбрионов. В срочном порядке всем сделали аборт. Королевство погрузилось в траур.

- Что же, значит, Джарод последний человек, рожденный на Земле? - спросил Джейсон, химик, который мог бы стать отцом. - И вы, генетики, ничего не можете сделать? Тогда какого черта мы вообще остались живы?

- Есть кое-что, - медленно начал Рихард. - Но все это еще в стадии разработки. Моя группа работает над искусственным развитием эмбриона и очистке ген, но все это еще очень сыро. Боюсь, как бы не получилось того же поворота, что и у Мэта с его газом. Мы до сих пор не выходим наружу, и люди из Замка не спешат вернуться. Они там уже прижились! - начал сердиться Рихард.

- Рихард, не заводись, - успокоил его Ишиба мягким, но властным советом. - Джамеля никуда от тебя не денется.

- Там с ней Акмаль! - попытался отстоять свое право на беспокойство Рихард.

- Есть такое слово: “Судьба”! - пресек все споры Итьен. - Давайте о деле. Что вам нужно для решения проблемы? Конкретно.

- Для опытов нам нужны сперма и яйцеклетки, - четко ответил Рихард. - И мы еще хотим провести эксперимент по совместимости генов нашего штата. Может, получится так, что чьи-то гены при соединении дадут здорового ребенка - мы хотим это проверить.

- Значит, все должны сдать сперму и яйцеклетки, - подытожил Итьен. - Нет проблем. Жюстин сможет ставить все эти опыты в Замке. О.К.?

- Да, пожалуй, - согласился Рихард.

На станции жило 547 человек: 309 мужчин и 238 женщин. Станция, или как теперь ее стали называть Королевство, была огромна и спокойно могла вместить еще такое же количество человек. Работы было море, и работа кипела... Особых результатов по совместимости не было - все люди были отравлены экологией и еще бог знает какими космическими и инерционными потоками в результате катастрофы планетарного масштаба, - их клетки изменились. Оставалось только одно - вернуть клетки в прежнее состояние или сложить человека, используя чистые клетки от каждого человек.

Как только люди из Замка осмелели и набрались мужества выйти наружу, перебрались в Королевство. Соединив усилия генетиков и экологов, ученые смогли достичь своей цели: с миру по нитке - голому рубашка - так создали первый чистый целый эмбрион. На всякий случай создали еще 4 эмбриона. Для чистоты эксперимента решено было поместить эмбрионы не в матку женщины, а в искусственную или, проще сказать, колбу. Ее стенки сделали из прочного эластичного прозрачного материала, за разработку которого в былые времена, они наверняка получили бы нобелевскую премию. Генетики создали «полуживой» материал, к которому мог прирасти эмбрион, оставалось только заполнить его специальным физраствором и подключить к кислороду. Это дало возможность наблюдать за развитием и ростом ребенка ежечасно. Эксперимент удался - родилось 4 мальчика и 1 девочка. Удачу решено было отметить рождением еще 200 детей: получилось почти поровну. На очищенной земле Замка стали выращивать пшеницу и попытались вырастить лес. Но вскоре разрушились все радужные надежды на налаживание жизни: деревья, вдруг, отказались расти, а листья очень быстро скрутились и осыпались, и вместо пышного леса стояли столбики.

- Показания загрязнения снова повысились и значительно, - доложил Мэт после очередной пробы.

- Но ведь вы очистили участок? - попыталась выяснить причину Надин.

- Все очень просто, - пояснил Ишиба. - Здесь мы очистили, но больше нигде. Вам наверняка известен круговорот воды в природе: берется в одном места, переносится в другое.

- Дождей я уже давно не видела.

- А грунтовые воды? А ветер? Все это несет нам загрязнения из других мест и забирает наш чистый воздух.

- Но вы ведь постоянно проводите очистки. Разве этого недостаточно?

- Нет, - твердо заявил Мэт. - С таким загрязнением справиться только газ-538, но люди его не хотят, честно говоря, бояться.

- Я тоже, если честно, - поежилось Надин. - Это самоубийство.

- Нет, если мы закупоримся в Сфере, - ответил Мэт.

- И сколько мы должны сидеть так? - заинтересовался Ишиба. - Только, я имею в виду глобальную очистку.

- Глобальную? - задумался Мэт. - Это навряд ли получится. Для этого нужно слишком много газа. А такое количество этого вещества и высокая концентрация химических элементов, из которых он состоит, может вызвать еще один мощнейший взрыв. Я не знаю, кто после него выживет, и через какое время элементы распадутся. Это могут быть годы, десятки лет, а то и за сотню перевалит.

- Значит, мы задохнемся в собственной атмосфере?.. - Надин жалела, что сунула свой нос в это несанкционированное совещание. - Лучше бы я ничего не знала.

- Может, у вашей группы есть еще какие-нибудь разработки, Мэт? - Ишиба пытался найти выход.

Мэт вздохнул и, хлопнув себя по колену, выдавил:

- Есть некоторые идеи, но ... это может быть не принято людьми.

- Давай обсудим, - Надин была готова рискнуть.

- Мы можем развеять газ-538 на отдаленных участках. Вы сказали, что на Земле уже девять материков. Можно начать очистку дальних материков. Их ветер и грунтовые воды очистятся и к нам поступят уже в чистом виде и без опасной концентрации элементов. Но все надо делать медленно, аккуратно, если мы хотим выжить. И самое главное не распылять газ сразу в двух местах - если две порции смешаются, это только продлит реакцию, и ждать придется в два раза дольше. Никакой спешки.

- Я это сделаю, - вызвалась Надин. - Мы с ребятами немного поправим и научим летать шатл на другом топливе. Это не сложно - здесь собрались чертовски сообразительные и изобретательные личности. На шатле мы долетим до любого материка.

- А теперь самый важный вопрос, - Ишиба серьезно посмотрел на членов мелкой тусовки, - Стоит ли говорить людям об этой очистке? Для многих газ-538 - это враг № 1 и смерть в одном лице. Будет много протестов. И проект придется закрыть.

- А если проект закроется, мы все подохнем, - заключила Надин. – «Счастье - в неведение» - золотые слова. Если мы не будем спешить и будем предельно аккуратны, ничего не случится.

- А как объяснить людям, для чего переделывать шатл? - спросил Мэт.

- Для исследования других материков и выявления опасностей или чего-нибудь положительного, - Надин развела руками. - Это же так очевидно.

- Мэт, займи лабораторию 16\209.

- Это же внизу, девятый уровень, там же...

- Там тебя никто не найдет и не достанет, - пояснил Ишиба. - Но ты должен работать днем, как все на своем рабочем месте. Газ будешь производить ночью. Спешить некуда, будешь работать, когда будет настроение, чтобы никто ничего не заподозрил.

- Ясно.

- Надин, разберись внимательно в течениях, ветрах, ведь вы записываете эти показания со спутников. Теперь это пригодится. От точности зависит наша жизнь.

- Я все поняла. Я все разберу по косточкам.

- А теперь улыбнемся и расходимся, - Ишиба одарил всех нежной интеллигентной улыбкой и пошел проведать детский сад.


***

К моменту полового созревания второе поколение детей сдало нормативы докторских диссертаций, но оставалось все теми же подростками с их сдвигами, заскоками, любовью и проблемами. Все прекрасно были осведомлены в каком мире и каким способом они родились. Все дети знали, что от них потребуется. И все они были готовы положить все силы на восстановление здорового мира. Все эти годы детей не выпускали из Сферы, дабы они не загрязнились. Но первый же эксперимент выявил всю бесполезность данной предосторожности: дети, “собранные из кусочков” ген, на половину оказались бесплодны, на половину не целостны. Более-менее подходящий генетический материал был получен только от Джарода, который спокойно разгуливал по окрестностям Королевства и Замка.

- Значит, их надо выпустить? - спросила Жюстин. - Я не понимаю, как это повлияет?

- Проблема не в атмосфере, а в том, как их сотворили, - Ишиба говорил совсем медленно и тихо, он был действительно стар, но еще держался. За прошедшие 15 лет за холмом к югу от Королевства уже разрасталось кладбище. - Надо что-то придумать, чтобы усовершенствовать их генетическую сетку. Мы это не просчитали тогда, теперь мы это знаем, и пока вы еще способны к воспроизводству детей, должны серьезно подумать над этим, прежде чем зачать еще одну группу. Наши первые дети, может и не полезны в генном понятии, но все они чертовски умны и их свежие мозги полны идей и вариантов. Обязательно подключите их к разработке этой проблемы.


***


- Был разработан новый препарат, - вспоминал Малик. - Но я не помню, что это было.

- А че ты на меня смотришь? - затараторил Эрос. - Я вообще в этом деле не бум-бум. Ты лучше на нашего ботаника посмотри.

- Я не помню, - честно признался Доминик. - Я вообще, похоже, помню меньше всех.

- В конце концов, - всплеснул руками Эрос, - это что так важно вывести эту дурацкую формулу? Какой в этом толк для нас сейчас? Наши ученые еще не до конца разобрались с самими генами, а вы уже лезете вперед батьки в пекло. Давайте, дальше. Коню понятно, что эксперимент удался. Родились новые, здоровые и плодовитые, я прав?

- Да. - Малик пытался вспомнить, что изменили в генах, что люди спокойно ходили по открытому воздуху, и при этом не страдала их генная структура. – Что-то в наших организмах рождало особенные антиоксиданты…

- Которые не позволяли свободным радикалам разрушать наши гены? – Спросил Доминик.

- Да если бы только свободные радикалы! – ухмыльнулся Малик. – Им приходилось воевать со многими негативами, мы разваливались. Второе поколение умирало быстрее своих родителей.

- Доминик, ты это сейчас вспомнил? – оживился Эрос.

- Нет. Я «Дискавери» смотрю.

- Кого?

- Подождите, - проснулся Доминик. - Я помню, что людей делили на чистых и измененных.

- Да, нас очищали, - поддержал Малик. - Кто не поддавался очистке, того просто адаптировали, они уже были измененные и считались другим видом. Они развивались своей группой и были не совместимы с нами. Меня тоже очистили. Я был чистым. Я был четвертым поколением, Джарод уже тогда относился к старшим. Первые обитатели станции уже к тому времени умерли. Я помню, он рассказывал мне о прилете первой экспедиции. Они учинили практически погром в инкубаторе. Астронавты прибыли в состоянии нервного истощения и обвинили ученных во всех смертных грехах. А когда увидели, как выращивают детей, начали разбивать колбы. Джарод рассказал мне об этом потому, что он спас тогда мою жизнь, выхватил мою колбу просто из-под палки. Тогда много погибло. Ученые еле усмирили астронавтов, их почему-то не брали сильные средства снотворного и успокоительного. Потом выяснилось, что они спали под действием какого-то неизвестного нам препарата в своем путешествии, вот их ничего и не брало. Ученые хватали колбы и переносили в безопасные помещения - это было опасно для нас, ведь мы на время отключались от кислорода. Другие ученые боролись с астронавтами. Эти ребята были крепче наших. Это понятно - ну, вспомните, что мы там ели? Практически одни таблетки, а вы так вообще, то, что осталось, вам даже хлеба не досталось. Я имею в виду нормального.

- У нас была прекрасная гидроппонная лаборатория, - запротестовал Доминик.

- А толку? - ввязался Эрос. - Ты все равно порошки глотал - они тебе больше нравились. Ух, что ты только не мешал, даже алкоголь сотворил порошкообразный! А брало как! Гений! А вот мяса у нас не было, это точно. И было же по барабану! А сейчас попробуй лишить меня окорока - убью! Без мяса я голодный. Что с тобой, Доминик?

- Вы знаете, - задумчиво улыбнулся он. - Я с детства люблю порошки. Обожаю их ощущать на зубах и языке. Я покупаю витамины и расталчиваю до состояния порошка. Хотите? - Доминик достал из кармана пакетики с порошками и угостил друзей.

- Мэйган боится леса, Доминик ест порошки, а ты чего вытворяешь, Малик? - поинтересовался Эрос.

- А я не люблю холод. Просто ненавижу.

- Это-то тут причем? Жару я помню, а вот холод как-то нет. У вас там, что, до нас Ледниковый период был? – вытаращился Эрос.

- Нет. Я много лет провел в криогеной заморозке, - ответил Малик.

- Стоп, - подал голос Доминик. Опять перепрыгиваете через события. - Куда дели астронавтов?

- Я точно не помню, но на станции их не было. По-моему их перевезли на другой материк в очищенную зону, пока они спали. Там тоже было подобие Замка, но собранное из останков разрушенных домов.

- Это место назвали Нью-Йорком. Я помню, я там был, - обрадовался Эрос. - Самая чистая зона. Там меня и нашли. Ой! - он осекся. - Я что, потомок одного из этих троглодитов?

- До тебя мы еще дойдем, выскочка, - на этот раз его остановил Малик. - Я помню только, когда они вернулись в Королевство много лет стпустя. Тогда, после погрома, из 200 детей уцелело 102, родилось 89, а выжило 68. Вот так. А ведь ученые готовились встретить их с цветами. Тогда думали, что пришло спасение, надежда на светлое будущее.


^ VI. ПРИШЕЛЬЦЫ.


Крайтон медленно просыпался. Болело все: и руки, и ноги затекли, шея замлела, тело ныло от синяков. На руке обнаружился гипс, грудь была заклеена в двух местах, боль резала правую щеку, он прикоснулся - пластрь, под ним здоровый рубец аккуратно зашитый.

- Что это? Где я?!

Он находился в незнакомом помещении, очень похожем на больницу - все было стерильно. Он лежал на кровати в каком-то белом балахоне. Крайтон осмотрелся вокруг: рядом лежала его команда, все спали. Нога Гаяните покоилась в гипсе. Тофвор храпел громче всех, но это никого не волновало. Чен стонал во сне и дергался. Арина напротив не подавала никаких признаков жизни. Кристаль стала задыхаться.

- Врача! Врача, мать вашу! - заорал Крайтон, плюнув на свою боль.

- Что случилось? - раздался голос из динамика.

- Какого черта?! Немедленно сюда! Моему человеку плохо. Она задыхается!!!

- Это ваши проблемы, - спокойно ответила Эсмиральда - брюнетка с оболденными зелеными глазами за пультом в Королевстве. - Если вы можете орать, значит, можете и встать. Помогите ей сами. Я буду инструктировать...

- Шлюха! Мне больно! - орал Крайтон. - Помоги ей!!! Ты обязана!!!

- Вы хамите. Я не буду с вами разговаривать и помогать, если вы не успокоитесь.

- Вот только доберусь до тебя!

- Не выйдет, придется плыть через океан. Лучше попробуйте добраться до постели той, что задыхается, должно быть, это Кристаль Родье. В шкафчике возле ее кровати лежат шприцы с нужной дозой препарата. Используйте пока только один шприц. Мы ожидали такой реакции от ее состояния. Быстрее!

- Уже бегу, но ты не пропадай. - Крайтон еще надеялся поскандалить.

Когда Кристаль снова начала дышать, Крайтон тихо спросил:

- Ты еще здесь?

- Да. Хотите скандалить или поговорим по-людски?

- Где мы?

- На Земле. Добро пожаловать домой.

- Я что-то слабо соображаю... Что-то смутно помню... Какие-то ученые-экспериментаторы взорвали Землю, сучьи дети! Мне это приснилось? У меня был бред на почве стресса? Почему у меня все болит?

- Ученые ничего не взрывали, во всяком случае, не мы. У вас все болит потому, что вы ворвались в инкубатор и убили невинных младенцев. Чтобы спасти хоть кого-то мы были вынуждены защищаться! - голос Эсмиральды сорвался, слезы залили горло. - Вы убили почти сотню малышей! Если бы была моя воля, вы бы просто сдохли! Я бы выбросила вас в самую отравленную зону!

Крайтон сел на кровать и зажал голову руками:

- Погоди. Подожди. Дай я соображу. Я не мог убить детей!

- У меня было шестнадцать малышей от 30 до 40% и даже 4 на 62%, а теперь нет ни одного! Вы разбили все пробирки с детьми, в которых была хоть капля моей крови!

- Подожди... Так эти дети в пробирках есть? Это не бред?

- Нет.

- Постой. У вас мужики еще остались?

- Естественно.

- Что, бабы разучились рожать?

- Грубости нет придела. Ладно. Слушайте и внимайте. Что-то на Земле взорвалось. Выжили только астронавты на орбите и ученые в Сфере. Когда вас отправляли в космос, этой лаборатории еще не было. Люди защищались от опытов, проводимых в ней, и сделали ее непробиваемой, даже если там, т.е. здесь, взорвется вся плазма. Но благодаря этой прочности только наши предки и выжили. Но все было отравлено...

- Чем? Радиацией?

- Всем. Земля просто вскипела и расплавилась, все токсины вырвались наружу, дышать было нечем. Наши предки-ученые очистили планету, насколько смогли. Вы находитесь в самой чистой зоне... как лучший материал.

- Для чего? - Крайтон напрягся, ему это не понравилось.

- У нас не рождаются здоровые дети. Мы можем создавать их только искусственно. Вы - здоровые люди. Совет принял решение, что раз уж вы уничтожили половину нового поколения, то вы создадите новое.

- Ни хрена я не создам! - Крайтон рычал, абсолютно ничего не обдумав. - А теперь послушай меня, сучка. Сейчас я выйду из этой богадельни, найду тебя, выбью все мозги и вырву язык, чтобы ты не вякала! Как, по-твоему, я должен все это воспринять?! Я улетел с чистой более-менее планеты, а куда вернулся?!! В страшном сне не приснится!!! Я летел, думал, вернусь, а здесь уже сады цветут на Марсе! А на Марсе - не хрена! И планета, моя планета - вдребезги! - Крайтон разрыдался. - Где моя Земля?!!! Куда я вернулся?!!

- Нажмите кнопку вызова на пульте, когда успокоитесь. А если не смиритесь, то вскройте себе вены. Лично я буду этому очень рада! - Эсмиральда поспешила выйти из эфира.

- Постой! - взмолился Крайтон. - Поговори со мной. Поговори... - но он просто упал в ладони, глотая слезы. - Я не хочу быть один... Ты должна меня понять... ведь это и твоя Земля тоже. Ведь она была...

- Я родилась в этом мире, - ответила Эсмиральда. - Я не знаю другого. Мне хорошо в моем мире.

- Хорошо? Что хорошего? - тихим голосом горечи спросил он.

- У меня много друзей и я влюблена. Крузо вывел новый сорт земляных орехов и теперь у нас на Новый год будет несколько новых блюд. А Сарита синтезировала новый аромат духов с запахом клубники. Йошика придумал нового бумажного зверька и подарил мне бусы из цветной бумаги странного переплетения, вообще, у него потрясающий “бумажный уголок”! Но самое главное было у меня до вас... – Эсмиральда застонала, - Мы так ждали вашего прилета. Ведь мы совсем одни. А вы нас просто убили! Как звери! Как варвары!

- Нет... Нет... Я не убивал детей... Я не убивал детей. Я не мог... - Крайтон отказывался в это верить. - Я хочу тебя видеть. Где ты? Живая?

- Мы в Королевстве. На другом материке. Мы не хотим к вам приближаться и контактировать с вами, пока вы не успокоитесь. Всем оставлены лекарства. Если что, просто открой их шкафчик и введи им то, что там лежит. Смотрите инструкции.

- Не уходи.

- Спокойной ночи. Еда и остальная команда в соседних комнатах. Найдешь.

Эсмиральда больше не отвечала на его призыв. Крайтон ощутил боль и страх. Он все еще надеялся проснуться и оказаться хоть бы в этом проклятом корабле! Но не так... не здесь. Крайтон выбежал из комнаты. Его остальная команда заявляла о своем присутствии здоровым мужским храпом и тихими стонами. Крайтон бежал по коридорам, пока не вырвался на улицу. Этот его новый дом стоял на холме, а под ним простирались останки крупного города.

- Это правда... - сорвалось с ошарашенных губ.

Крайтон закричал. Завопил… застонал… заныл…

- Это не мой мир! Этого не может быть! Этого не должно быть…


***


Когда команда начала просыпаться, Крайтон уже успел опустошить 2 бутылки медицинского спирта.

- Боже, мне приснился страшный сон, – начал Гарон, осмотревшись. – Мне снилось, что мы прилетели, а на всей планете никого нет.

- Мне приснилось, что я убила детей, – упавшим голосом поддержала разговор о снах Кристаль.

Что Крайтон мог объяснить команде? Он опустил голову и потянулся за очередной бутылкой спирта.

- Хватит пить, капитал, – попросил Глеб. – Почему у тебя никто это не отберет? Где весь персонал?

- В земле, – буркнул себе под нос Крайтон.

- Что ты там лепечешь?

- А мы - в полной заднице, – не повышая тона, бурчал себе под нос Крайтон. – В полной.

- Уже нажрался! – недовольно буркнула Кара. – Что вы за люди?!

- Покойники. Мы все покойники, – продолжал мямлить Крайтон.

- Что вы к человеку пристали? – Глеб подошел к капитану, осматривая его зрачки. – У него явный шок. Да где же весь персонал?

- На другом материке, – твердо ответил Крайтон.

- Совсем дела плохи с тобой, братец. Отдай-ка бутылку.

- А ты выйди и посмотри. На Земле вдруг стало так много места, аж девять материков, а людей мало, – он залился пьяным смехом. – А мы еще это количество сократили! Приснилось ей! Мы их убивали всех! Все мы! Все мы – подонки!

Штольц сжал губы и выпалил каждое слово.

- Как трусы. Мы все, как последние трусы испугались вида детей в пробирках и разнесли все! Теперь оправдываемся! Я не знаю, что здесь твориться на самом деле, но мне все еще хочется верить, что это не правда, то, что я видел. Страшно от собственной слабости. Я не смогу взять себя в руки. Не смогу, – слезы на глазах Штольца увидели впервые.

- Ну, все, ребята, – присвистнула Кристаль. – Если Штольц сломался, то это точно конец.

- Нет. – Крайтон даже встал. – Я говорил с одной из них. Мы можем все исправить. Их тела отравлены, они не могут рожать здоровых детей. Но они над этим работают. А мы здоровые. Они поместили нас в самую чистую зону. Мы должны им помочь.

- А если это не наша планета? – спросил тихо Чен. – Я это читал. Что-то случается и искажается пространство. Люди оказываются не там, где были. Может, мы сможем покинуть этот мир и вернуться в свой?

Едва затеплившуюся надежду на невероятное, но желанное, разрушила Гаяните. Ее тихий голос прозвучал в ушах команды громче, чем крик.

- Если бы это был не наш мир, то нам бы не оставили послания с нашим именем.

Воцарилась тишина, взорванная воплем отчаяния.

- Да, лучше бы я остался на той планете! Со всеми этими прожорливыми тварями! – Тревор спрятался под подушку.

- Хватит орать без толку! – взорвался женский голос, вперед вышла Кара. – Мы можем не воспринимать то, как живут и размножаются оставшиеся люди, и что произошло с этой планетой. Просто представьте, что мы на другой планете, не дома. И мы должны здесь выжить, наладить жизнь. Нас достаточно, что бы поиграть в Адама и Еву. Мы начнем строить свой город, свою цивилизацию.

- Значит, сейчас я свяжусь с ними, - воодушевился Крайтон, - мы попросим прощения и согласимся на сотрудничество.

- Подождите, – спохватился Штольц. – Сотрудничать – это значит отдавать свою сперму?

- Если понадобиться.

- Теперь понятно, зачем они нас оставили – чтобы выкачать из нас сперму и посадить моего ребенка в пробирку!

- В этом нет ничего страшного. – Крайтон пытался его успокоить. – Я разговаривал с ней, она сама из пробирки. Ничем не отличается. И те люди, что сопротивлялись нам, тоже.

- Отличаются. Они не могут родить сами.

- Но бьются изо всех сил, чтобы спасти жизнь на Земле. Продолжить ее.

- А если и мы такими станем? – вдруг задумался Глеб. – Мы тоже можем отравиться. Я не хочу к ним приближаться. Давайте, останемся здесь. Мы можем продолжать жизнь здесь. Нам не нужны их пробирки для этого.

- Глеб, ты ученый! – Крайтон был ошарашен. – Как ты можешь?

- Я не знаю. Я всего боюсь. Я не подойду к ним. А солдаты точно не пойдут. Штольц – наглядный пример.

- Значит, я пойду один, – твердо заявил Крайтон. – И посмотрим, кто выживет.


***

- А что, проблема была наделать детей? – вставил свое слово Эрос.

- Нет. Но перед учеными стояла задача не размножаться, а вывести здорового человека, который сам способен бы был воспроизводить детей, вынашивая в себе, – объяснил Малик. – Для дальнейшего, нового этапа эксперимента материала хватала.

- Слышь, материал, для вас всего хватала, – решил подколоть Эрос Доминика. – Тебе не обидно?

- Материалом я обозвал себя. – Малик влепил Эросу дружеский подзатыльник, одарив всех своей улыбкой.

- Но вас было больше, чем осталось. На станции было очень мало людей, и все были одного возраста, кроме Джарода? – задался праведным вопросом Доминик. – Где остальные? Была схватка? Все погибли?

- Нет. – Малик опустил голову, покусывая губу. – Это самое неприятное. Мы выросли. За это время с нами ни разу не связывались люди из Нью-Йорка, они просто сломали связь. Их зона со временем загрязнилась, – эти показания мы считывали со спутника. Мы понимали, что им стоит помочь, все-таки это будущее всей планеты, если наш эксперимент не удастся. Но ехать к ним никто не решался. Со спутника было видно, что они строят город и шатл, чтобы долететь до своего космического корабля оставшегося на орбите. Они не трогали нас, мы не лезли к ним. Однажды Эсмиральда почему-то сорвалась и сбежала. Мы ее увидели только через месяц. Она не отвечала, где была, а потом вообще исчезла на долгие годы, прихватив препараты и необходимое оборудование для инкубатора.


***

Развалины уже не портили окружающего мира. Крайтону нравилось везде, где была Эсмиральда. Он до сих пор не верил, что спокойно, даже любя относился к Кипарису, когда он мирно плавал в колбе. Потом появились Женьшень, или Жу-жу, Олеша и Жасмин, и Тюльпан. Пока они прекрасно справлялись и с урожаями в поле, и в гидроппонной лаборатории. К ним редко приходили гости из Нью-Йорка, так как об их местонахождении знали только две семьи, с которыми Крайтоны продолжали общаться – для всех остальных он просто умер. Люди в Городе жили своей жизнью, а Крайтоны – своей.

Однажды Кара принесла весть о том, что у одной четы из Нью-Йорка родился уродец.

- Это не хорошо, – забеспокоилась Эсмиральда.

- Наши дети давно начали болеть, – жаловалась Кара. – Наши медики бессильны. Они только разводят руками. У нас загрязнения продолжают возрастать, и никто не знает за счет чего, у нас нет промышленности особой.

- Все очень просто: загрязнения приносят ветер и вода. Вы должны периодически очищать вашу территорию. Все-таки вам следует обратиться за помощью в Королевство, – еще раз настоятельно посоветовала Эсмиральда.

- Но ты же знаешь этих зверей! Они скорее умрут, чем обратятся к вашим. Или убьют всех и возьмут очистители. Вы ведь как-то выживаете без очистителей. Ты бы могла поделиться с нами.

- Я и наши дети не нуждаются в очистителях. Мы генетически адаптированы к самой загрязненной среде на нашей планете и можем употреблять отравленную радиацией пищу. Брэндона я тоже привила. Но у меня больше нет этого препарата.

- Но у нас есть дети, и они страдают. – Кара блестела чем-то недобрым в глазах. – Где вы берете все для очистки вашего огорода?

- Я обращаюсь в Королевство.

- Тогда возьми и на нашу долю.

Эсмиральда заколебалась. Ей во что бы то ни стало, нужно было заставить этих людей покинуть свою отравленную территорию и жить на обеззараженной земле Королевства. Нужно было спасать будущее человечества.

- Пойми, простым очищением среды вы себе не поможете, особенно вашим детям. Я могу принести сыворотку для всех детей, но все дело в том, что разработана она для наших организмов. Что случится с вашими детьми, мы не знаем. Для ваших детей нужно создать особую сыворотку.

- Это исключено. Мы не собираемся просить милостыню у тех, кто сам не может рожать, – вскипела Кара.

- Обратись к своему разуму, Кара, и отбрось гордыню. Мы дольше, чем вы прожили в этих условиях, у нас было больше времени для экспериментов, мы сумели узнать больше вашего, только поэтому. Но, уверена, будь у вас столько же времени, вы бы шагнули дальше нас. – Эсмиральда давила на гонор. – Но так получилось, что у вас, к сожалению, нет этого времени. В такой ситуации не грех воспользоваться помощью, ведь речь идет о ваших детях. Ради них стоит поступиться гордыней.

Кара судорожно переводила глаза с одного ребенка на другого, которые беззаботно рисовали на песке. Здоровье светилось в их улыбках, упитанных телах и чистой одежде. Они резвились, толкались, подрисовывали что-нибудь другому, делая рисунок забавным. И вспомнила своих троих детишек со впавшими щеками и темными кругами под глазами. Если бы Брендон и Эсмиральда не делились с ней пищей, семье Кары было бы совсем туго. Солдаты – не пахари, каждый из них хорошо умеет только командовать. Ученные позаботились о них с самого начала, снабдив заранее семенами. Но если сначала урожаи радовали, то теперь хорошая еда есть только у начальников, которые пользуются гидроппонной лабораторией. Крайтон неоднократно предлагал Каре собрать сторонников справедливой жизни и переселиться к ним. Но никто не хотел уходить, никто не верил, что в другом месте можно будет выжить, тем более что начальники умели всех держать в страхе. Удивительно, как свободные люди легко подчиняются другим, более сильным, в условиях кризиса.

- Ты знаешь точное место Королевства? – начала Кара. – Укажи мне его, и я уговорю людей отвезти туда наших детей.

- Нет. – Эсмиральда не была такой наивной. - Ты приведешь детей сюда, мы договоримся когда. А я приведу сюда ученых. Лучше встретиться на нейтральной территории.

- А если они опоздают с сывороткой, если придется создавать новую?

- Это лучше, чем в Королевство придет отряд мародеров. Так останется много шансов выжить. Я бы даже сказала, гарантированно выживание.

Кара задумалась. Ее глаза бегали по потаенным излучинам мозга и искали там нужного ей решения. Прозрение остановило прищуренные глаза на глазах Эсмиральды.

- О.К. Я приведу детей, но при условии, что ученые заберут наших детей в Королевство, пока нашу землю не очистят. Я уверенна, мы сможем заключить перемирие на время, а, может, и навсегда, кто знает?

Эсмиральда была счастлива.


***

- Мне было лет десять, – продолжал Малик, потирая глаза, которые уже смыкались ко сну. – Вдруг к нам пришла Эсмиральда. С ней был незнакомый человек и еще 5 детей. Мне тогда очень понравилась Жасмин, - воспоминания о ней вызвали у Малика улыбку. – Ей тогда было лишь 4 года, но я был уверен, что это любовь на всю жизнь. Я дарил ей подарки, а она пряталась за родителей и ничего не брала. Для меня это было равносильно отказу и приговору. Я так страдал! Просто до слез! У нее были такие большие, влажные, невероятно зеленые глаза, что их не возможно было спрятать. После их прихода несколько ученых ушли, очень спешно, просто все летало, когда они собирались: хватали препараты, оборудование, еду. А потом привели с собой целую кучу детей: злых, тощих, диких. Правда, некоторые были очень дружелюбны, мы с ними сдружились. Помню, меня очень поразило, что большинство не знали элементарных вещей. Конечно, среди них было несколько человек, которые знали чуть меньше нашего, но и они не понимали много из того, что произносили теоретически. Их планировали наблюдать три месяца, но им пришлось задержаться больше, чем на полгода. Меня это сделало счастливым, ведь Жасмин то же никуда не уехала, но по-прежнему пряталась от меня.

- Эх, девчонки всегда такие! – махнул рукой Эрос. – Ты ей и то, и это, а она…

- Она держалась за ручку с каким-то пятилетним пацаном, – изрек Малик. – Какой удар по моему самолюбию, а особенно по сердцу. Именно тогда я начал встречаться с Нишей, на зло, чтобы Жасмин приревновала. – Малик не удержался от смеха. – Но, похоже, ей эти чувства были не ведомы.

- А почему дети остались? – Доминика, как всегда, интересовали только факты. – Люди-астронавты согласились с этим, примирились?

- Нет. Мы потом обнаружили. На многих детях висели жучки: в сережках, кольцах. Так колонизаторы узнали о нашем местонахождении. Но они не пошли на нас войной, а просто выслали шпионов, которые выкрали наши разработки, не изучив их, как следует… их всех погубил «газ 538».

- Зашибись! – Эрос даже поежился. – Хорошо, хоть детей спасли.

- Как сказать. Им долго не говорили, что случилось с их родителями. Сказали, что здесь они – в школе, на каникулах вернуться домой. А потом кто-то из детей случайно услышал, как между собой ученые говорили об этом, и поднял панику. Пришлось все рассказать. Жуткие были времена. Несколько ребят сбежали сразу. Их так и не нашли. Многие кричали, что мы специально сожгли их родителей. Другие говорили, что их обманывают, а их родители от них отказались. Через полгода Эсмиральда и Брендон вернулись в свой дом и взяли с собой всех детей, кто хотел поехать с ними. – Малик тяжело вздохнул. – Так и закончилась моя первая любовь. Меня, конечно, не пустили с ними, но я сам сбежал. Заблудился. Думал, умру. А потом меня нашла Ниша. Она шла за мной и, в отличие от меня, взяла карту и компас. Мы вернулись обратно и пока шли, я лучше узнал ее и… завязалось.

- Амо-о-ор! – затянул Эрос.

- Да. Это была любовь выше крыши. Мы так и выросли – всегда вместе.


***

Карим сидел за рабочим столом и, не отвлекаясь на шумы за дверью, пытался сложить очередную цепочку ДНК нового животного для будущего, в светлый рассвет которого верили все. Длинные тонкие пальцы медленно легли на медицинские очки, и напряги зрение. Карим увидел знакомые линии ладони. Ничего не говоря, он протянул руку назад и захватил гибкий стан Ниши, притягивая ее поближе к своей груди.

- Что-нибудь получается? – это был дежурный вопрос, не требующий ответа.

- Он будет грызть непослушных женщин, у них мясо нежнее. – Карим оскалился и клацнул зубами.

- А у Герды голова болит сегодня. – Ниша подмигнула ему. – Я, конечно, не патриот и не трудоголик, но согласилась заменить ее на дежурстве.

- И кто же это тебе позволил? Разве они не знают, во что может превратиться наше дежурство?

- Я обещала быть очень бдительной, – с наигранной строгостью ответила Ниша. – Да и вообще, за 4 дня со дня инкубации ничего не случилось.

- Эти дети особые. Они новые, и мы не знаем, что можем ожидать, – не смотря на всю нежность, которую Карим испытывал к Нише, сейчас он попытался быть серьезным. – За ними действительно надо наблюдать самоотверженно и ответственно. Тебе лучше поменяться, а Герде выздоравливать быстрее.

- Время заступать на пост, – заметила Ниша. – Обещаю пресекать все твои попытки домогательства. Я ни за что не оставлю тебя с другой.

- Надеюсь, наша дочь не переймет твою ревность.

- Ага? Будет лучше, если она переймет терпение и выдержку Хоука, да?

- И спокойствие Мицуру, – серьезно ответил Карим. – Представляешь, этакая хрупкая восточная красавица, скромная, кроткая, в спокойной величавости, как принцесса!.. - он посмотрел на Нишу. – И у нее твои глаза, сводящие сума. И твои густые длинные черные волосы, – рука скользнула по волосам, опускаясь ниже талии, другая – с плеча опустилась на упругую грудь, радующую своим объемом. – И пусть у нее будет твоя грудь.

- Тогда что ей останется от Сун Ли, Сары и Ша Ори?

- Ум, честь и совесть, – пошутил Карим.

- А у меня, значит, этого нет?

- Особенно совести.

- Будет очень смешно, если девочка будет точной копией Али: очень высокой, очень большой, и очень неловкой, как медведь.

- Какой кошмар. Лучше твои ножки, твой животик, твой ротик… - Карим терял голову от улыбки Ниши. – Чтобы все обзавидоватьлись, и чтобы мальчику было с ней так же сладко, как мне с тобой, – страсть захлестнула и вылилась в долгий поцелуй, грубо прерванный.

- Ага, конечно!

Карим даже не сразу узнал голос Мэтью, так же как и не сразу понял, где он. Так всегда бывало, когда он с Нишей.

- Ребята, готовьтесь к катаклизму.

- Сплюнь, а то сглазишь, – вмешался Хоук. – Ну, как, Карим, может, я пойду в замену, а? – Он оттолкнул Нишу и сам уселся на колени к Кариму, чем насмешил всю братию. – Милый! А как на счет массажа простаты?

Хоук зазывающе похлопал ресницами и кинулся Кариму на шею. Карим принял игру и обнял в ответ шестифутовую тушу. Но тут в дверях появился хрупкий силуэт Кончиты, строгого взгляда которой Хоук отрицать не мог. Она только повела бровью, и Хоук быстро вскочил, зажавшись в угол.

- Ну, Кончи, что ты сразу орешь? Мы просто шутили.

Кончи, опять не проронила ни звука, а только пристальнее покосилась на него, скрестив руки на груди.

- Ну, че в истерику кидаться? – потухшим голосом шептал Хоук.

Стройное, с горделивой осанкой, но хрупкое создание, которое еле доходило ему до груди, поманило его пальчиком. Хоук повеселел, подпрыгнул на месте и задорно последовал за ней. Мэтью еще немного посмеялся, но по-дружески напомнил:

- Все мы смертные и со страстями, но все же думайте о детях. Я вам за них голову снесу. Последний шанс поменять дежурство.

- Я все понимаю, Мэтью. Забирай ее отсюда.

- Я тоже не безмозглая дура! – рассердилась Ниша. – Я тоже ученый! И я буду заниматься своей работой.

- Твоя очередь через 2 дня, – напомнил Мэтью.

- И тогда я тоже буду дежурить. Успею выспаться. Почему, кто угодно может заменить заболевшую Герду, но не я?

Мэтью почувствовал стыд за свое поведение и за не профессиональное отношение к Нише. Он помялся у двери и, потупив взгляд, сказал:

- Я, конечно, прошу прощения за свои слова… Оставайся, Ниша… Но все-таки… Очень вас прошу. – Мэтью ушел.

Эти два ребенка были из числа шести детей – единственным продолжением следующего поколения. Запасы кончались, и пополнять количество едоков было не рентабельно, да и не резонно. Вопрос стоял не о заселении планеты, а о создании новых людей и животных, которые смогут существовать в этих условиях и размножаться естественным путем. Для этого пришлось изменить генетический код по новым версиям, адаптированным, но еще неиспытанным. Вызывало опасение и то, что цепь может рассоединиться. Если этот проект удастся, то на его основе будут выведены и другие люди и животные. Для чистоты эксперимента доноры – 28 человек, из числа выживших были переселены в Замок, остальные остались в Королевстве. Ставилось три варианта ДНК, три пары: две в Королевстве и одна в Замке. Доноров в замке разделили на две группы, избегая близкого родства: на европейцев и азиатов. Девочку решили сделать восточной красавицей, а мальчика благородным викингом.

Карим и Ниша заступили на дежурство. То, что плавало в колбе, было таким маленьким, что даже разглядеть было невозможно без микроскопа. Экран номер 1 показывал мальчика, экран номер 2 следил за девочкой. Дежурство на удивление было скучным и молчаливым: Ниша старалась быть хорошим ученым… Ничего не происходило… Вдруг, Ниша подошла к колбе с девочкой, и с нежностью потерлось об нее щекой. Потом наклонилась к колбе с мальчиком и замурлыкала колыбельную. Карим оторвался от расчетов и наблюдений за приборами. Он хотел что-то сказать Нише, но не знал что. Поэтому просто смотрел на нее, наслаждаясь ее спокойной, нежной красотой и сладким голоском. Таким сладким… И кресло было таким удобным…

- Не спать! – Щелчок по носу резко разбудил его. – Не спать. Я не тебе пела. Ты уже проснулся?

Руки Ниши трепали его щеки.

- Больше, чем нужно. – Карим схватил Нишу, и они упали под стол.

Ниша поддержала его идею…


Звезды на потолке сверкали ярче, чем на небе. Черный всполох волос мягким одеялом согревал грудь Карима, сон щепал глаза. Мирное дыхание Ниши грело ему шею и соблазняло на такой же спокойный сон, но по ушам бил монотонный слабый писк. Откуда? Карим встал, не потревожив сна любимой, вынырнул из-под стола. Сонные глаза лениво пробежались по приборам… мигала красная лампочка над второй колбой.

«Девочка!!! Моя дочурка!» – Он закусил кулак, чтобы не закричать. Слезы размывали картину, но Карим проверял показания. «Моя девочка погибла… мой ребенок… – билось в голове, - Что же делать? Что же мне делать?» Карим в отчаянии несколько раз перекрутился вокруг своей оси, беззвучно ругая себя и топая ногой. Потом схватился за голову и попытался собраться с мыслями. Еще раз изучил показания и постарался понять проблему. Между тем картинка на мониторе теряла свою привлекательность. Недавно целое начинало разваливаться на мелкие кусочки. И их ничем не удержать, не склеить, не сшить.

«Так, эмбрион распадается. Чего-то не хватает. Надо проверить цепочку. – Компьютер бесстрастно выдавал информацию, Карим внимательно всматривался в цифры и графики. – Да, вот здесь! Точно! Элементы не стабильны в своей связи именно здесь. Я ведь это предположил еще тогда! Я знаю, как это исправить. Да, думаю, знаю. Время против нас. Я не успею очистить новый материал… Думай, где взять?.. «Банк прошлого»! Гены людей взятые еще до катастрофы, абсолютно чистые. Мне не много надо».

Никого не предупреждая, Карим залез в банковские списки, нашел первую восточную фамилию «Ренат Халматов», сверил номера и забрал из его материала то, что так было необходимо его дочери для восстановления и продолжения развития. Быстро и точно провернув операцию без посторонней помощи, Карим помолился на всех языках, которые знал. А знал он их не мало. Чтобы сохранить на планете как можно больше языков и главным образом их произношение, ученые приняли очень простое решение: они просто смешали языки, кому как было удобно. Так один предмет для всех имел несколько определений на разных языках и, все прекрасно понимали, о чем идет речь, даже если сами не использовали подобного определения для этого предмета. Политика оказалась очень простой и действенной. Не было единого языка, ни интернационального английского, ни эсперанто, и жители разный стран были довольны тем, что их язык сохраняется не только в записи, но и продолжает существовать живым, пусть даже в него вкрапляются чужие слова. В конце концов, скоро люди начали забывать, какое слово родное, а какое вкрапленное. А последующие поколения вообще не чувствовали и не знали разницу. Они были уверены, что так и принято общаться, они с этим выросли, а разные определения одного и того же предмета – это всего лишь синонимы.

Утром, когда Ниша открыла глаза и вскочила с груди Карима, он просто выказал недовольство столь ранним пробуждением. Но одним глазом судорожно следил за тем, как Ниша проверяла состояние эмбрионов. Ее улыбка успокоила бешено стучащее сердце Карима.


***

- Я долго никому не рассказывал, что сделал, – продолжал Малик. – Мы проверили ДНК мальчика, но у него сбоев не намечалось – у мальчиков немного другое строение хромосом, и это его, то есть тебя, Доминик, спасло. Потом случилось то, что повергло всех в недоумение. Все видели, что в колбе плавает не восточная красавица. Кайл оказался темнее нашей восточной Лилии. Меня, конечно, никто не спрашивал и не подозревал. Я сам решил посмотреть на этого нового донора. Он оказался блондином. У него мама была европейкой.

- А как другие это объясняли? – хихикнул Эрос.

- Они решили, что коль уж мир был так перемешан в нациях ко дню катастрофы, то вполне возможно, что кто-то из азиатов схватил и европейские гены – вот они и прорвались. Но все равно у Лии было много и от азиатской внешности.

- Например, цвет кожи, - вдруг выдал Доминик. – И форма носа, и скулы. Даже в глазах было что-то восточное – уголки растянуты и подняты вверх. Она и сейчас так выглядит.

- Как и мы все, - заключил Эрос. – Даже странно. Так ведь не бывает? Ну, чтобы в двух жизнях люди выглядели одинаково. Так, может, мы вспоминаем не то, что с нами уже было, а то, что с нами происходит прямо сейчас в другом измерении?

- Умным ты становишься, - ухмыльнулся Доминик.

- А сам-то ты как это собираешься объяснить? – ухмыльнулся в ответ Эрос.

- Наверное, мы должны что-то предотвратить, иначе, зачем нам это вдруг открылось? И может, случится так, что это всего лишь наше будущее, которое мы увидели так реально.

- Тогда почему мы живем сейчас все вместе, если вы наши дети? – спросил Малик.

- Все! – решительно мотнул головой Эрос. – Теперь я запутался окончательно. Давайте, придерживаться прежней версии: мы помним нашу прошлую жизнь, которая еще впереди…

- И мы можем ее изменить! – прозрел Доминик. – В этом наша миссия! Поэтому мы здесь, в этом времени. Может быть, мы сами смогли как-то переместиться сюда, чтобы предупредить людей?!

- Они тебе так и поверили, - саркастически поддержал его Эрос, который был ближе к народу, чем остальные собравшиеся. – На улице столько пророков! То, что мы что-то помним, еще не является доказательством пророчества для простых смертных. Пошлют нас раньше, чем мы рот откроем. Если мы хотим спасти этот мир, нужно действовать, а не говорить. Выход один: кто-то из нас должен стать ученым и повести науку за собой. Я автоматически пролетаю.

- Я – археолог, имею степень, - оживился Малик.

- А я умею делать только деньги из рекламы, - слегка посетовал Доминик.

- Отлично! – Эрос ткнул в его сторону пальцем. – У меня отличный план! Если ты рекламщик, то ты сможешь людям втюхать любую информацию. Малик что-нибудь откопает сенсационное, типа пророческого камня, и мы сможем это развить в нужное нам русло! Ну, ни гений ли я?!

- Гений, - согласился Малик. – Но ты хотя бы представляешь, где это русло? Что мы должны пропагандировать? Ведь, взрыв оказался неожиданностью для всех. И никто не знал его причины.

Эрос тяжело вздохнул и почесал затылок. Подумав немного и, невнятно пожав плечами, предложил следующее:

- Ну, ты хотя бы сможешь протолкнуть проект Сферы. Это наш ковчег. Без него и нашей жизни не будет. Вот, наверное, мы здесь поэтому?

- Проект «Сфера» разработан целой группы ученных из 3 стран, и из всего списка фамилий я никогда не находил своей теперешней, – заявил Малик. – Так что ее и без нас создадут. Может, все намного проще: нам просто выпал шанс просто пожить и насладиться жизнью.

- В психушке, - тихо произнес Эрос. – Вот, это и называется насладиться жизнью: закатали порцию наркотиков – и наслаждайся жизнью. Или взять меня. Пожили бы моей жизнью, вы бы поняли, что счастье – это котлета… Натуральная, мясная котлета.

- Она ведь не случайно сюда попала, - начал Доминик. - Когда я ее видел, она была вполне здорова. Самый обычный человек, правда, со своим надрывом. Я тога подумал, что у нее день не удался. Похоже, у нее вся жизнь не удалась…

- Я смотрел материалы ее дела, - тяжело вздохнул Малик, - ее третировали с детства. Им не нравилось ее восприятие мира и ее фантазии, и ее патологическая боязнь леса. Наверное, она хотела что-то всем сказать с самого рождения, но ее не стали слушать. Если бы у нее были мы, все могло бы быть иначе.

- В сутрах сказано, что все происходит в свое время. – Доминик поднял голову. – И, значит, мы встретились во время. Основной смысл скрыт от нас. Но если бы ее не поместили в психушку, мы бы даже не встретились. Разве нет?

- Угу, – гукнул Эрос. – Вот, тут я поддерживаю твои сутры, хотя камы мне нравятся больше. И если сутры сработали в случае с нами и Ли, то есть… Мэг, то они должны сработать и в нашей ситуации. Ответ придет сам собой. Правильно? Пустим все на самотек. Все равно еще не понимаем, что делать.


***

После удачного рождения первых детей крайнего поколения, не тратя времени даром, запустили на поток еще 16 детей. Кайл оказался спокойным, вплоть до безразличия, ребенком. Ему было все равно, кто его брал на руки, он даже невозмутимо принимал все попытки забора анализов. А вот Лилия… Во-первых, она сразу выбрала себе маму, и совсем не ту, кто первая взяла ее на руки и не в первый день. Ша Ори стаяла в последнем ряду толпы и только с нежностью поглядывала на ужасно капризную девочку, которую пытались успокоить всем Замком. Когда у всех кончились нервы, проход к девочке был открыт. Ша Ори взяла ее на руки, и Лия, никого не предупреждая, сладко зевнула, уткнулась носом в теплую грудь и уснула, словно до этого даже и не кричала. Вымотанный Мицуру – самый самоотверженный нянь в утешении младенцев – от неожиданности решил, что он оглох. Но когда понял, что диагноз ошибочный, произнес с доброй усмешкой:

- Если бы мы ее не замучили, она у тебя на руках не уснула.

Но даже когда малышка выспалась и снова попала на руки Ша Ори, то все равно не возмущала спокойствия, пока ее не брал на руки кто-то другой. Еще одни человек, которому Ли позволяла заботиться о ней, был Карим. Но к нему она относилась иначе. Она совершенно по-взрослому наблюдала за его действиями. Кариму иногда становилось не по себе:

- У меня такое чувство, что она меня контролирует, - говаривал он, встречаясь с ней взглядом. – Она критически оценивает даже, как я держу бутылочку.

- Ей нравиться наблюдать за твоими руками, - соглашался Джарод. – И это нам на руку – она позволяет тебе делать ей прививки и брать анализы. Скольких истерик мы избежали!

Вскоре к Ли перестали тянуться посторонние руки и переключились на Кайла. Ша Ори ничему специально ее не учила, Ли сама начинала копировать «мамины» повадки, которые подсматривала за ней со стороны. Когда к девочке приближался «чужой» с протянутыми руками в желании обнять, Ли закрывала глаза за растопыренными пальцами и отворачивала голову в бок, как делала Ша Ори, сидя за компьютером, когда ее доставала работа, отмахиваясь от проблем. Но первым ее словом было требовательное, почти шипящее: «Папа», и маленькая ручка попыталась оторвать уставшую голову Карима с ее любимой книжки, куда он упал лицом, как пьяный в салат. Но когда на нее посмотрели счастливые, но уставшие глаза Карима:

- Что ты сказала?

- Папа, - снисходительно мило улыбнулась она и, жалея, поглаживая по лицу, попыталась уложить его голову обратно спать.

Карим и не думал, что это может быть так…!!! Так необходимо! Даже Ша Ори не любила Лию больше, чем Карим…

Тревожное сообщение ворвалось в Замок посреди ночи чужими детскими криками. Королевство готовилось к встрече гостей: к планете подлетала вторая экспедиция.

Без предупреждений через эфир, группа людей из Королевства перевезли новорожденных детей и их еще не родившихся братьев в Замок. Это место не было указанно в сообщении, оставленном космонавтами для космических путешественников, и теперь было пока еще безопасным для детей. Люди Замка были подняты среди ночи. В абсолютной тишине, редко прерываемой осторожным коротким шепотом, люди переносили всю лабораторию, предназначенную для рождения детей, в подвал. С собой из Королевства люди привезли материалы, которые позволили замаскировать вход в теперь уже подпольную лабораторию под кусок скалы… с невероятной системой защиты от несанкционированного вторжения. Собрался спонтанный совет, и среди последнего поколения для каждого рожденного младенца были выбраны папа и мама, имеющие большую схожесть с ребенком. Задача оказалась не из легких. Карим оказался отцом мальчика, привезенного из Королевства, которого он видел первый раз в жизни. Малыш ни за что не собирался принимать нового отца. А бедную Лию лишили любимой мамы и отдали в руки, терпение которых лопнуло почти сразу.

- Отдайте мою доченьку! – прорвалось истерзанное скуление Ша Ори. – Она же надорвется, если будет так кричать. У нее головка заболит.

Ша Ори не стала ждать разрешения. Лия затихла только на пару секунд, когда оказалась в руках своей мамы, а потом разревелась от души, жалуясь, ругаясь и причитая.

- Да, я все знаю, милая, - сюсюкала Ша Ори, вытирая свои и дочкины слезы. – Я больше так не сделаю, я больше тебя не отдам.

Окружающие понаблюдали за ней и быстро обратно поменялись своими детьми. Детских хор быстро стих, малыши успокоились, оказавшись на знакомых руках. Не участвовал в этом хоре только Кайл, ему было абсолютно плевать чьи руки его треплют. Йошика окинул критическим взглядом «мам» и «пап» с младенцами на руках, почесал подбородок и задумчиво, но с насмешкой, выдал:

- Что-то надо делать… Мы же не можем спрятать рожденных детей от пришельцев в лаборатории? А непохожесть детей на родителей вызовет у них подозрение.

- А то, что все дети родились в последние 6 месяцев, не вызовет у них подозрений? – если бы Ша Ори не плакала, это бы прозвучало ехидно.

- Она права, - поддержал ее Карим. – Ребенку достаточно быть похожим на одного из родителей.

- К тому же они такие маленькие, - вмешался Лесли, абсолютно сумасшедший ученый и абсолютно безучастный «отец», - они все на одно лицо.

Толпа встрепенулась после таких слов приступом ревности и претензией индивидуальности их чад. Из суматошного хора можно было разобрать только: «Ну, ты сказал!», «Ну, ты загнул!», «Да когда ты в последний раз смотрел на свою!». Но деваться было некуда. Порешили, раз родной отец не в состоянии опознать своего ребенка и отличить его от других, значит остается шанс, что чужие люди тоже присматриваться не станут. А, Бог даст, и вообще не сунуться в Замок. Несколько крепких мужчин ушли на оборону Королевства. Карим ушел вместе с ними.

Королевство превратилось в крепость: все уровни закрыли, на каждый уровень выставили вооруженный оборонительный отряд. Правда, сами шутили, что пришельцы просто не поймут, что они вооружены, так как их «ружья» больше были похожи на шприцы, и заряжены они были какой-то термоядерной смесью снотворного, выстреливали брызгами. Все были чрезвычайно напряжены… Все хотели выжить…

***

Карим сидел на полу возле компьютера, когда-то связавшего космонавтов с Джародом. В руке он сжимал «ружье». Тело обмякло, от долгого напряжения он просто уснул. Ему снился бой. Тяжелый бой с детьми первых пришельцев. Он яростно сражался, убивая всех, кто попадал под руку, ведь за его спиной стояла Ша Ори с Лией на руках, и все они хотели ее убить. Он обернулся, чтобы посмотреть на них… Ша Ори лежала бездыханной вся в крови, а кто-то в растрепанных лохмотьях уносил Лию. Карим догнал пришельца и схватил за шею руками. Он душил с таким отчаянием и болью, что даже почувствовал, как под его руками хрустнули шейные позвонки. Пришелец издал последний вздох рывком и откинулся назад, теряя с головы капюшон. Карим обомлел – на него смотрели невероятные большие зеленые глаза… Он сам убил Жасмин.

Карим дернулся и проснулся, пытаясь поскорее стряхнуть ужасы сна. А они продолжались… На экране были чужие лица… Они что-то говорили, стучали пальцами по экрану… Карим не мог вернуться в реальность, в ушах стояла звенящая тишина. Что делать? Куда бежать? Кого звать? Почему он тут совсем один? Куда все делись? Неужели это вторжение произойдет через экран? Утешало только одно – лица на экране улыбались и пили шампанское.

В комнату вошел Хоук. Первое, что ему бросилось в глаза, это состояние Карима, придавленного ужасом. Он скрутился у стены, спрятав голову в колени, и исподлобья посматривающего на экран. Хоук перевел взгляд на экран.

- Включи звук! – скомандовал Хоук сам себе, и рванулся к экрану.

Человек на экране подался вперед и доброжелательно спросил:

- Так вы не все сошли с ума?

- Нет, - быстро отозвался Хоук. – А вы…? Вы экспедиция?

- Да! И чертовски соскучились по матушке-Земле! Куда садится? Вы хоть бы подобие космодрома соорудили! Или крестик начертили на земле! – экранный человек светился счастьем. – Ну, быстрей соображай, куда садится? Шампанское скиснет! Из-за этой облачности, ну ни чего не видно, только радар. Вот, как сядем вам на крышу – будите знать, как в следующий раз гостей из космоса встречать!

- Я позову старших. – Хоук рванул в коридор.

Карим остался наедине с экраном. К нему вернулся слух. Человек с экрана посмотрел на него и просто так:

- Твое здоровье, пацан, - осушил еще одни бокал.

«Вот, сейчас напьются и в пьяном угаре всех нас перебьют», - почему-то с ужасом подумал Карим.

- Вижу, тяжко вам после апокалипсиса, сынок? – участливо спросил кто-то на экране.

- Нет. Нам хорошо, - ответил Карим. – Если вы нас не убьете, нам всегда будет хорошо.

Человек по-доброму усмехнулся.

- Меня тоже в детстве пугали страшными инопланетянами, но мы-то свои. Мы просто вернулись домой. Мы никого убивать не хотим. Мы устали сражаться, мы хотим отдыха, - он мечтательно вздохнул. – Солнце, пляжи, красотки в бикини, белые простыни, ванны из цветочных лепестков, знойные мулатки-массажистки…

«Всего этого нет, - ответил про себя Карим. – Теперь за это они нас и убьют».

- Знаешь, я любил отдыхать на Гаити, - продолжил человек за экраном, пока за его спиной все веселились, бросали серпантин и осыпали себя блестками. - … Что-нибудь от этого острова осталось? Хоть какая-нибудь гаитяночка, - в его глазах поселилась грусть.

Карим молча помотал головой. Человек грустно вздохнул. Потом внимательно осмотрел Карима и повеселел:

- А у тебя есть что-то от индейцев этого острова. Кто твоя мама? Познакомишь?

Карима передернуло, и глаза оккупировали непрошеные слезы: «Сейчас они убьют мою Лию».

- Так значит, - тихо запинаясь, подытожил человек, - она умерла?

Карим дернул головой. Топот ног по коридору прервал оцепенение. Теперь он может уйти. Теперь он… хочет спрятаться. Он не хочет воевать. Он боится. Он не знает как. «А если они разобьются при посадке, нам будет лучше?» Карим не хотел знать, что решат старшие. Чем дольше он не будет знать о вторжении, тем легче ему будет. Он не хочет, чтобы они приземлялись. «Зачем нам чужаки? Нам так хорошо живется всем вместе! Уходите. Улетайте! Оставьте нашим детям жизнь!»


***

- Это было очень странно. Пришельцы никого не убили, никого ни в чем не обвинили. Быстро ввязались в нашу общую идею очистки атмосферы.

- А когда вы им показали нас? – осторожно спросил Доминик. – Когда они убили всех остальных? Как вам удалось спрятать нас?

- Они никого не убивали, – настаивал Малик. – Они даже обрадовались, что пока они были в космосе, наука так далеко шагнула вперед, и благодаря этому их есть, кому встречать на Земле. Они любили наших детей не меньше, чем мы. Даже больше, они ими восхищались. Всех погубила глупость и паника.

- Их испугали мои предки, когда нагрянули в гости? – насмешливо спросил Эрос. – Они не пережили ужаса их морд и застрелились в панике?

- Я думаю, твои предки даже не подозревали о новых гостях. Взрослых не осталось, а испуганные дети повели себя жестко и постепенно превратились в деградирующее общество.

- Такими я их и помню, - тяжко вздохнул Эрос. – Подумать только, если бы я не родился здоровым, и они не отдали меня вам, я бы был таким же жалким и тупым.

- Я помню Саманту, - вдруг в разговор вмешался Доминик. – Она была очень добрая и отзывчивая, хоть и очень недалекая.

- Э-э! – Эрос пригрозил указательным пальцем. – Саманта – это уже было мое поколение, без обид на жителей Королевства. А мы сейчас говорим о поколении ее родителей. - Он обернулся к Малику, - Так из-за чего была паника?

- Из-за нашего любимого газа. Ведь о том, что газ продолжает использоваться, знали только три человека, чтобы избежать паники. И эта же идея такого использования пришла в голову пришельцам. Они предложили тот же вариант и тоже проводить в тайне, чтобы не вызвать паники.

- Но плохо рассчитали? Ветра принесли газ к нам? – просил Доминик.

- И да, и нет. Просто все произошло в один день. Газ, пущенный нашими, уже почти отработал и его распад почти завершился, именно поэтому пришельцы не смогли его распознать, как газ 538. Они распылили газ в другом участке, где потоки ветра должны были отнести его подальше от нас. Но именно где-то там далеко эти потоки встретились и увеличились силой. Произошла вспышка, которую засекли все приборы. Причина вспышки была быстро распознана. Вспышка спровоцировала сильнейший дождь, изменила структуру облаков, из-за чего поменялось давление и ветер, соответственно, поменял направление. У нас оставалось меньше одного дня. Я помню, Джарод пытался всех утихомирить, ведь наши решили, что это только вина пришельцев, они произвели запретный газ и неразумно его использовали. Тогда, чтобы оправдать пришельцев и не спровоцировать гражданской войны, Джарод рассказал страшную тайну поколений, что вся вина пришельцев только в незнании, что мы делаем тоже самое. И сам Джарод признал, что он виноват не меньше, чем пришельцы. Но Джарод был в Замке, а паника – в Королевстве. Я тоже был в Королевстве. Я очень боялся. Все двери сначала закупорили, а потом кто-то из пришельцев предложил улетать всем с Земли, оставив ее полностью на «растерзание» газу 538. Переждать это время на новой открытой планете, пригодной для жизни и вернуться на Землю, когда она совсем очистится. Его аргументом была именно эта катастрофа с газом. Он назвал это «подсказкой судьбы». И он был прав: очистка планеты малыми допустимыми порциями газа займет слишком много времени, а грубая интенсивная атака очистит все в 100 раз быстрее.

Мы послали сообщение в Замок, чтобы они срочно эвакуировались к нам, что мы улетаем. Но Джарод сказал, что нельзя взлетать, нужно закупориться и переждать, а потом решать улетать с планеты или нет. Он заявил, что не отпустит ни одного человека из Замка, вверенных ему, потому что при взлете есть вероятность конца света. Царила невероятная нервозность. Одни говорили, что старик прав – лучше переждать. Другие говорили, что если даже мы закупоримся и переждем, газ спалит модуль, и мы никогда не сможем взлететь на орбиту. Надо спасать модуль! И как только решили, что несколько человек выведут модуль на орбиту, начался Садом и Гомор. Все хотели быть этими людьми. Никто не хотел оставаться на Земле. Тогда приняли решение лететь всем. На эвакуацию дали пару часов, и я помчался в Замок за своей дочкой, Ниша осталась собирать вещи.

Когда я взъерошенный прибыл в Замок, я поразился их спокойствию: никто не готовился к концу света, словно, ничего не произошло. Они спокойно говорили: «Наши предки это пережили, и даже до нас очередь рождения дошла, так почему же мы не сможем пережить этого ради последующих поколений?» Я почему-то не поддавался их спокойствию, я был уверен, что мы все погибнем, что газ сможет прорваться даже через закупоренные двери и окна. Ша Ори не отдавала мне Лию, а времени до отправления модуля оставалось все меньше. Я знал, что никто не будет меня ждать. Когда рядом с Ша Ори никого не оказалось, я попытался вырвать Лию из ее рук. Ша Ори попыталась позвать на помощь, и я схватив, что попало под руку, ударил ее по голове… Она стояла с остекленелыми глазами и протянутыми руками… по лбу текла кровь… а потом она рухнула… Тогда я даже не попытался претвориться, что мне ее жаль. Я рванул на всех парах обратно в Королевство.

Я опоздал… мне это недавно приснилось. Модуль в верхних слоях попал в частицы газа и взорвался. Что не испепелилось сразу, рухнуло на землю… Почему я решил, что после такого, Ниша могла выжить, я не знаю. Но я продолжал искать ее возле горящих обломков, звал ее дурным голосом, пока меня не остановил Джарод. Он поехал за мной и, выходит, спас. Сначала он попытался забрать у меня Лию, но я вцепился в нее мертвой хваткой. Тогда он просто затолкал меня в машину и увез. Едва за нами успели закупорить двери, атмосферу за оболочкой дома поглотила яркая вспышка…

После тишины Эрос завороженный тихо произнес:

- Блокбастер.

Еще через минуту тишины Доминик спросил:

- Так значит, в Замке кроме нас с Лией, детей больше не было?

Малик молча кивнул головой. А потом вдруг сказал:

- Джарод долго плакал. Тихо так, только слезами. Когда я его однажды спросил, кого же он потерял в том модуле, по ком так долго плачет, он ответил: «Надежду. Нас становиться все меньше. Мы сами себя убиваем. Я теряю уверенность, что человек когда-нибудь будет жить на этой Земле снова. Бог сказал «Хватит»… Это конец. Самый настоящий. Мы ничего не сможем возродить на этой земле».

Когда мы вышли из Замка, уже сам Джарод предложил… нет, он приказал взять образцы генетического рода человеческого и вместе с собой отвезти их на открытую новую планету. Никто не захотел лететь, никто не разделял утопических идей Джарода. И тогда он просто сказал, что перебьет нас всех прямо сейчас, все равно у нас нет будущего. Не скрою, мне почему-то тогда хотелось оказаться убитым. Я знал, о чем думали остальные – они все боялись улетать в неизвестность, и все верили, что все еще можно изменить на Земле. А Джарод уже взвел затвор автомата. Мы были безоружны. Я вышел вперед и предложил альтернативу. Я беру образцы ДНК и улетаю на новую планету, остальные, пусть даже вопреки здравому смыслу и отчаянию, упорно продолжат борьбу с Богом за существование на этой Земле человечества. Джарод снова заплакал и выронил оружие. Хоук и Мицуру отвезли меня на шатле на оставленный первыми пришельцами на орбите корабль, настроили автопилот и погрузили меня в долгий сон, настроив аппаратуру, разбудить меня, когда я подлечу к планете. - Малик улыбнулся и развел руками, - Дальше я помню только сны.

vozniknovenie-grecheskoj-apologetiki-chast-10.html
vozniknovenie-grecheskoj-apologetiki-chast-5.html
vozniknovenie-grecheskoj-apologetiki.html
vozniknovenie-i-evolyuciya-vselennoj-chast-4.html
vozniknovenie-i-idei-pravovogo-gosudarstva.html
vozniknovenie-i-razvitie-drevnerusskogo-prava.html
  • bukva.bystrickaya.ru/razdel-4-faktori-prepyatstvuyushie-innovaciyam-ob-utverzhdenii-statisticheskogo-instrumentariya-dlya-organizacii-federalnogo.html
  • tests.bystrickaya.ru/lot-6-sledyashee-i-vspomogatelnoe-oborudovanie-dlya-anesteziologii-i-reanimacii-l-s-grisheva-chleni-komissii.html
  • control.bystrickaya.ru/bom-oni-budut-v-visshej-stepeni-razumni-i-konechno-najdut-put-k-sversheniyu-krishnamurti.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razdel-vi-oplata-i-normirovanie-truda-k-trudovomu-kodeksu-rossijskoj-federacii.html
  • pisat.bystrickaya.ru/sravnitelnij-analiz-raboti-raznotipnih-ustanovok-sushki-drevesini-perspektivi-razvitiya-derevoobrabativayushej-otrasli-stranica-4.html
  • klass.bystrickaya.ru/as-a-component-of-poetics-in-a-text-of-fiction-literature.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-disciplini-informacionnie-sistemi-upravleniya-vzaimootnosheniyami-s-klientami-dlya-specialnosti-080801-65-prikladnaya-informatika-v-ekonomike-podgotovki-specialista-avtori-parfenov-e-v-bozhev-a-v.html
  • klass.bystrickaya.ru/6-organicheskie-polimeri-metodicheskie-ukazaniya-programma-reshenie-tipovih-zadach-i-kontrolnie-zadaniya-dlya-studentov.html
  • bukva.bystrickaya.ru/reshenie-otdelnih-zadach-v-oblasti-upravleniya-sozdanie-kompyuternih-sistem-v-oblasti-gosudarstvennogo-upravleniya.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/vse-amerikanskie-stipendii-mozhno-razdelit-na-dve-kategorii-eto-stipendii-videlyaemie-razlichnimi-fondami-i-organizaciyami-gosudarstvennimi-i-chastnimi-i-stipe.html
  • writing.bystrickaya.ru/dengi-i-denezhnie-sistemi-denezhnij-rinok.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-46-melissa-de-la-cruz-the-van-alen-legacy-blue-bloods-4-melissa-de-la-kruz-golubaya-krov-nasledie-van-alenov.html
  • abstract.bystrickaya.ru/33-vozmozhnosti-polucheniya-dopolnitelnogo-professionalnogo-obrazovaniya-srednego-professionalnogo-obrazovaniya.html
  • knigi.bystrickaya.ru/semennoe-razmnozhenie-drevesnih-rastenij-v-gorodskih-usloviyah-na-primere-sankt-peterburga-03-02-01-botanika.html
  • testyi.bystrickaya.ru/aza-tl-malmder-shn-rmett-rptester.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/melioraciya-vodosborov-v-d-shadrikov-17-marta-2000-g.html
  • control.bystrickaya.ru/do-10-minut-vklyuchaya-otveti-na-voprosi-nash-adres-450054-g-ufa-prospekt-oktyabrya-742.html
  • klass.bystrickaya.ru/analiz-sebestoimosti-uslug-i-produkcii-puti-ee-snizheniya.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/priglashenie-k-uchastiyu-v-otkritom-aukcione-razdel-obshie-usloviya-provedeniya-aukciona.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/programma-rasschitana-na-2-uchebnih-chasa-v-nedelyu-pri-35-uchebnih-nedelyah-obshee-kolichestvo-chasov-na-izuchenie-nemeckogo-yazika-sostavit-70-chasov.html
  • report.bystrickaya.ru/harakteristika-travmatizma-na-opasnom-obekte-metodicheskie-rekomendacii-po-sozdaniyu-hraneniyu-ispolzovaniyu-i.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/znakomstvo-s-komponentami-radiogroup-i-checkbox-obrabotka-strok-tipa-string-v-srede-delphi.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/veksel-v-hozyajstvennom-oborote.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-monopolisticheskaya-konkurenciya-i-oligopoliya-metodicheskie-rekomendacii-dlya-studentov-zaochnogo-otdeleniya-pri.html
  • turn.bystrickaya.ru/organizaciya-bankom-rossii-emissionnih-operacij.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/raspredelenie-po-semestram-praktikum-ch-derevoobrabotka-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-bijsk-bpgu-imeni-v-m-shukshina.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/programma-sodejstviya-ekonomicheskomu-razvitiyu-i-zanyatosti-gtz-centr-issledovanij-nauchno-tehnicheskogo-potenciala-i-istorii-nauki-im.html
  • education.bystrickaya.ru/3obyazannosti-rabotnika-v-nogu-s-trudovim-kodeksom.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/problemi-sovershenstvovaniya-sudebnoj-sistemi-nezavisimost-suda-10-voprosi-skorogo-i-spravedlivogo-suda-14.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/sovetskaya-kontrrazvedka-v-konce-1920-h-nachale-1930-h-period-olskogo.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-po-oformleniyu-dnevnika-proizvodstvennoj-praktiki-dlya-studentov-v.html
  • grade.bystrickaya.ru/naselenie-rossii-cherez-100-let-statya-pervaya.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/strahovanie-gruzov.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-7-peregovori-s-zarubezhnim-partnerom-belorusskij-gosudarstvennij-universitet-fakultet-mezhdunarodnih-otnoshenij.html
  • thesis.bystrickaya.ru/poyasnitelnaya-zapiska-obrazovatelnaya-programma-nachalnogo-obshego-obrazovaniya-mou-shkoli-internata-2.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.