.RU

Валерий Болтромеюк - Цос фсб россии тайные страницы истории «лг информэйшн Груп» act москва 2000


^ Валерий Болтромеюк
«ЛУБЯНСКИЕ» СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ МИХАИЛА БУЛГАКОВА


Есть архивные документы, не требующие комментариев. Уже в самом их тоне и стилистике любой непредвзятый читатель найдет то, что и должны фиксировать и сохранять для потомков эти бумаги, порой заключающие в себе взрывную силу фугаса. Вкус, цвет и запах отшумевшего времени. Быт, нравы, социально-психологический климат общества и расстановку общественных сил.

К числу таких документов относятся и предлагаемые вниманию читателей прежде неведомые им «лубянские» страницы жизни Михаила Афанасьевича Булгакова.


Об этом уникальном явлении русской культуры написаны тома. На судьбе этого писателя и человека выстроено множество литературоведческих теорий и историко-политико-философских концепций.

Сегодняшняя публикация, пожалуй, поколеблет некоторые из них. С одной стороны, это, конечно, печально. С другой —мы все (опять при полном и единодушном одобрении) разве не договорились очистить наконец нашу историю от разного рода конъюнктурных наслоений?

Правда, как только общество приняло такое решение, с ним произошла странная, с точки зрения нормальной логики, вещь. Едва приступили к следующему этапу, а именно к выяснению традиционного вопроса «кто виноват?»,—общество утратило свою воодушевленную монолитность.

И вдруг оказалось, что едва ли не 90 процентов его непричастно к тому, что происходило и произошло, приведя страну к тому состоянию, в каком она сегодня находится.

Виноватой же во всех грехах оказалась, по утверждению общественного мнения (насколько оно действительно общественное в наш век ставших вдруг безразмерными понятий?), одна-единственная, самая подчиненная изо всех жестко состыкованных государственных структур. Которая по воле того же «общества» (или проще «народа») решениями народного же правительства, утвержденными еще более высокой —партийной —властью (см. сборники ныне уже несекретных государственных документов), в приказном порядке обязана была заниматься тем, чем

214

она занималась. А именно —сохранением специфических свидетельств нашего общего участия в строительстве нового мира. От которых так стыдливо отворачиваются и открещиваются теперь.

Не нравится нам наша собственная история.

Но ведь, извините, мы сделали ее такой своими собственными руками. И те, кто бездумно одобрял что ни попадя. И те, кто «от имени и по поручению» делал с историей что хотел, в зависимости от нрава и собственных представлений о роли личности в историческом процессе.

Всем вместе и расхлебывать кашу, которую заварили.

Не нравится? Так давайте построим другую жизнь, в которой будут другие нормы и правила общежития, цели, идеалы и нравственные ценности —исключающие «складирование» в запасниках государственной памяти документов, подобных тем, о которых одни теперь шумят «открыть архивы нараспашку!», другие — «уничтожить, чтобы и следа не осталось!».

Легко понять ищущих правды. Как не составляет труда вычислить, кто и почему требует второго. Пойти этим путем — значит покрыть страну и себя позором, от которого не отмыться и правнукам.

Пусть уж история останется такой, какой ее сотворили. В назидание потомкам. Как подсказка им, чего не нужно бы делать и как не следует жить.

Несколько слов об архивах, с которых начался наш разговор, и о людях, чьими стараниями появились на свет и сохранились до наших дней публикуемые ниже документы.

Архивам в нашей особо ментальной стране фатально не везет. Вспомним, по какому остаточному принципу, начиная с 1917 года, обеспечивалось и продолжает обес-

215

печиваться их существование и какие деньги платит государство архивистам за их труд.

Ни в одной государственной кладовой наши вожди не вели себя так бесцеремонно, как делали это в архивах. И чем закрытее был архив, это хранилище вещественных доказательств для исторического суда, тем чудовищнее было руководящее самоуправство.

Архивы Лубянки, вокруг которых кипит столько страстей, в этом смысле не составили исключения.

Потому иной раз с таким опозданием и подчас в неполных «комплектах» выходят из здешних хранилищ на свет документы, которые для дела восстановления исторической правды необходимы как воздух.

Публикуемые ныне оперативные сводки и сообщения собирали, как теперь принято говорить, профессионалы спецслужбы.

Среди них, как и везде, были разные люди.

Были такие, кто испытывал наслаждение, становясь хозяином чьей-то судьбы. Были и такие, как упоминаемые в некоторых документах Шиваров и Илюшенко. За потерю политической бдительности и либерализм к классовым врагам (терминология тех времен) они в свой час получили те же мучения, от которых в пределах своих возможностей, мизерных в эпоху тотальной слежки, пытались спасать других.

Они «собирали данные», подчиняясь приказу. Но создавали все эти справки (по-русски сказать, доносы), профессионально наполняя их соответствующей «фактурой», другие.

Как ни горько, а придется это признать. И делать все, чтобы подобные «бумаги» больше никогда не появлялись на свет.

Стилистика и орфография документов оставлены в неприкосновенности. Исправлены лишь явные опечатки.

216

№ ^ 110

Был 7/111-25 г. на очередном литературном «субботнике» у Е. Ф. Никитиной (Газетный, 3, кв. 7, т.2-14-16).

Читал Булгаков свою новую повесть. Сюжет: профессор вынимает мозги и семенные железы у только что умершего и вкладывает их в собаку, в результате чего получается «очеловечение» последней.

^ При этом вся вещь написана во враждебных, дышащих бесконечным презрением к Совстрою тонах:

1) У профессора 7 комнат. Он живет в рабочем доме. Приходит к нему депутация от рабочих, с просьбой отдать им 2 комнаты, т. к. дом переполнен, а у него одного 7 комнат. Он отвечает требованием дать ему еще и 8-ю. Затем подходит к телефону и по № 107 заявляет какому-то очень влиятельному совработнику «Виталию Власьевичу» (?), что операции он ему делать не будет, «прекращает практику вообще и уезжает навсегда в Батум», т. к. к нему пришли вооруженные револьверами рабочие (а этого на самом деле нет) и заставляют его спать на кухне, а операции делать в уборной. Виталий Власьевич успокаивает его, обещая дать «крепкую» бумажку, после чего его никто трогать не будет. Профессор торжествует. Рабочая делегация остается с носом.

«Купите тогда, товарищ,—говорит работница,— литературу в пользу бедных нашей фракции».

«Не куплю», —отвечает профессор.

«Почему? Ведь недорого. Только 50 к. У Вас, может быть, денег нет?»

«Нет, деньги есть, а просто не хочу».

«Так значит Вы не любите пролетариат?»

217

«Да,—сознается профессор,—я не люблю пролетариат».

^ Все это слушается под сопровождение злорадного смеха никитинской аудитории.

Кто-то не выдерживает и со злостью восклицает: «Утопия».

2) «Разруха,—ворчит за бутылкой Сэн-Жульена тот же профессор. — Что это такое? Старуха, еле бредущая с клюкой? Ничего подобного. Никакой разрухи нет, не было, не будет и не бывает. Разруха —это сами люди. Я жил в этом доме на Пречистенке с 1902 по 1917 г. пятнадцать лет. На моей лестнице 12 квартир. Пациентов у меня бывает сами знаете сколько. И вот внизу на парадной стояла вешалка для пальто, калонги т. д. Так что же Вы думаете? За эти 15 лет не пропало ни разу ни одного пальто, ни одной тряпки. Так было до 24 февраля, а 24-го украли все: все шубы, моих 3 пальто, все трости, да еще и у швейцара самовар свиснули. Вот что. А вы говорите разруха».

^ Оглушительный хохот всей аудитории.

3) Собака, которую он приютил, разорвала ему чучело совы. Профессор пришел в неописуемую ярость. Прислуга советует ему хорошенько отлупить пса. Ярость профессора не унимается, но он гремит: «Нельзя. Нельзя никого бить. Это —террор, а вот чего достигли они своим террором. Нужно только учить». И он свирепо, но не больно, тычет собаку мордой в разорванную сову.

4) «Лучшее средство для здоровья и нервов —не читать газеты, в особенности же «Правду». Я наблюдал у себя в клинике 30 пациентов. Так что же вы думаете, не читавшие «Правды» выздоравливают быстрее читавших», и т. д., и т. д.

218

^ Примеров можно было бы привести еще великое множество, примеров тому, что Булгаков определенно ненавидит и презирает весь Совстрой, отрицает все его достижения.

Кроме того, книга пестрит порнографией, облеченной в деловой, якобы научный вид.

^ Таким образом, эта книжка угодит и злорадному обывателю, и легкомысленной дамочке, и сладко пощекочет нервы просто развратному старичку.

Есть верный, строгий и зоркий страж у Соввласти, это Главлит, и если мое мнение не расходится с его, то эта книга света не увидит. Но разрешите отметить то обстоятельство, что эта книга (1 ее часть) уже прочитана аудитории в 48 человек, из которых 90% — писатели сами. Поэтому ее роль, ее главное дело уже сделано, даже в том случае, если она и не будет пропущена Главлитом: она уже заразила писательские умы слушателей и обострит их перья. А то, что она не будет напечатана (если «не будет»), это-то и будет роскошным им, этим писателям, уроком на будущее время, уроком, как не нужно писать для того, чтобы пропустила цензура, т. е. как опубликовать свои убеждения и пропаганду, но так, чтобы это увидело свет. (25/Ш-25 г. Булгаков будет читать 2-ю часть своей повести).

Мое личное мнение: такие вещи, прочитанные в самом блестящем московском литературном кружке, намного опаснее бесполезно-безвредных выступлений литераторов 101 -го сорта на заседаниях «Веер. Союза Поэтов».

9/Ш-25 г.

№ 122

Вторая и последняя часть повести Булгакова «Собачье сердце» (о первой части я сообщил Вам двумя

219

неделями ранее), дочитанная им 21/111-25 г. на «Никитинском субботнике», вызвала сильное негодование двух бывших там писателей-коммунистов и всеобщий восторг всех остальных. Содержание этой финальной части сводится приблизительно к следующему:

Очеловеченная собака стала наглеть с каждым днем, все более и более. Стала развратной: делала гнусные предложения горничной профессора. Но центр авторского глумления и обвинения зиждется на другом: на ношении собакой кожаной куртки, на требовании жилой площади, на проявлении коммунистического образа мышления. Все это вывело профессора из себя и он разом покончил с созданным им самим несчастием, а именно: превратил очеловеченную собаку в прежнего, обыкновенного пса.

Если и подобно грубо замаскированные (ибо все это «очеловечение»—только подчеркнуто-заметный, небрежный грим) выпады появляются на книжном рынке СССР, то белогвардейской загранице, изнемогающей не меньше нас от книжного голода, а еще больше от бесплодных поисков оригинального, хлесткого сюжета, остается только завидовать исключительнейшим условиям для контр-революционных авторов у нас.

24/III-25 г.

НачСООГПУ тов. Дерибасу

Агентурно-осведомительная сводка

по 7-му Отд. СООГПУ

за 2 января 1926 года

№ 4

В Москве функционирует клуб литераторов «Дом Герцена» (Тверской бульвар, 25), где сейчас, главным

220

образом, собирается литературная богема и где откровенно проявляют себя Есенин, Большаков, Буданцев (махровые антисемиты), Зубакин, Савкин и прочая накипь литературы. Там имеется буфет, после знакомства с коим и выявляются их антиобщественные инстинкты, т. к., чувствуя себя в своем окружении, ребята распоясываются.

Желательно выявить физиономию писателя М. Булгакова, автора сборника «Дьяволиада», где повесть «Роковые яйца» обнаруживает его, как типичного идеолога современной злопыхательствующей буржуазии.

^ Вещь чрезвычайно характерная для определенных кругов общества.

Прим. ред.: на сводке — резолюция Дерибаса: «Покойников можно оставить в покое! А в чем конкретно выражаются их антисоветские инстинкты? Вообще надо воду прекратить и взяться всерьез за работу и руководство осведомлением».

Агентурно-осведомительная сводка

по 5-му отд. СООГПУ

за 20 февраля 1926 года

№ 104

^ «ЛИТЕРАТУРНАЯ РОССИЯ»

Диспут в Колон, зале Дома союзов

12 февраля 1926 года

Отчеты о диспуте, появившиеся в «Известиях» и «Правде», не соответствуют действительности и не дают картины того, что на самом деле происходило в Колон, зале Дома союзов.

^ Центральным местом или, скорее, камнем преткновения вечера были вовсе не речи т.т. Воронского и Лебедева-Полянского, а те «исторические вопли»,

221

которые выкрикнули В. Шкловский и Мих. Булгаков. Оба последних говорили и острили под дружные аплодисменты всего специфического состава аудитории, и, наоборот, многие места речей Воронского и Лебедева-Полянского прерывались свистом и неодобрительным гулом.

Нигде, кажется, как на этом вечере не выявилась во всей своей громаде та пропасть, которая лежит между старым и новым писателем, старым и новым критиком и даже между старым буржуазным читателем и новым советским читателем, который ждет прихода «своего писателя».

^ Смысл речей Шкловского и Булгакова заключается в следующем:

Писателю скучно и читателю скучно, читателю нечего читать и он принужден питаться иностранщиной. Наша критика ищет и выращивает в своих инкубаторах новых красных Толстых. Когда даже самая скверная бактерия нуждается в бульоне для питания, наш писатель не имеет этого бульона и от литературы бежит в кино. Но... диктатура пролетариата все же для пролетарского писателя еще более опасна, чем для буржуазного, ибо последний может все же найти себе хоть какой-нибудь заработок, составляя коммерческие рекламы для трестов.

Да и вообще скучно и не для кого писать. Ехал как-то Шкловский на извозчике и заинтересовался, почему у него такая плохая кляча. А извозчик говорит: кляча по седоку, а хорошая лошадь у меня на конюшне стоит.

^ Вообще же наша литература похожа сейчас на фабрику резиновых галош, которая стала выпускать галоши с дыркой (понимай — пролетарскую литературу).

222

Публика-потребитель возмущается, а фабрикант говорит: помилуйте, вы обратите внимание на красивую форму галош, на их блеск. А какое дело обывателю до формы и блеска, когда на галошах дырка.

Впрочем, вообще разве мы можем до чего-нибудь договориться здесь. Это борьба, но не настоящая борьба, когда-нибудь нам надо побороться честно, «по-гамбургски». А гамбургская борьба заключается в следующем: раз в год борцы, которые борются в цирках и жульничают, съезжаются в Гамбурге и там в интимном кругу устраивают честную борьбу, на которой и устанавливаются категории и ранги борцов.

^ Таким образом, что происходит в зале Дома союзов, это не борьба по-гамбургски.

В. Шкловский и Мих. Булгаков требуют прекратить фабрикацию «красных Толстых», этих технически неграмотных литературных выкидышей. «Пора перестать большевикам смотреть на литературу с узкоутилитарной точки зрения и необходимо, наконец, дать место в своих журналах настоящему «живому слову» и «живому писателю». Надо дать возможность писателю писать просто о «человеке», а не о политике».

Несмотря на блестящие отповеди т. т. Воронского и Лебедева-Полянского вечер оставил после себя тягостное, гнетущее впечатление. Ничего не понял и не уразумел «старый писатель» за 8 лет и по сей час остался для нового читателя чужим человеком. Это диспут —словно последняя судорога старого, умирающего писателя, который не может и не сможет ничего написать для нового читателя. Отсюда внутренняя неудовлетворенность и озлобленность на со-

223

временность, отсюда скука, тоска и собачье нытье на невозможность жить и работать при современных условиях.

Нач. 5-го Отд. СООГПУ Славатинский

НачСООГПУ тов. Дерибасу

Агентурно-осведомительная сводка

по 5-му Отд. СООГПУ

за 19 июля 1926 года

№ 223

По поводу готовящейся к постановке пьесы «Белая гвардия» Булгакова, репетиции которой уже идут в Художественном театре, в литературных кругах высказывается большое удивление, что пьеса эта пропущена реперткомом, т. к. она имеет определенный и недвусмысленный белогвардейский дух.

По отзывам людей, слышавших эту пьесу, можно считать, что пьеса, как художественн. произведение, довольно сильна и своими сильными и выпукло сделанными сценами имеет определенную цель вызвать сочувствие по адресу боровшихся за свое дело белых.

Все признают, что пьеса эта имеет определенную окраску. Литераторы, стоящие на советской платформе, высказываются о пьесе с возмущением, особенно возмущаясь тем обстоятельством, что пьеса будет вызывать известное сочувствие к белым.

^ Что же касается антисоветских группировок, то там большое торжество по поводу того, что пьесу удалось протащить через ряд «рогаток». Об этом говорится открыто.

224

Начальнику СООГПУ т. Дерибасу

^ Агентурно-осведомительная сводка

по 5-му Отд. СООГПУ

за 18 октября 1926 г.

№ 299

Вся интеллигенция Москвы говорит о «Днях Турбиных» и о Булгакове. От интеллигенции злоба дня перекинулась к обывателям и даже рабочим.

Достать билет в I MXAT на «Дни Турбиных» стало очень трудно. Говорят, что более сильно пошли рабочие, т. к. профсоюзные льготные билеты.

^ Человек, видимо, близко стоящий к театру, высказал след.соображения:

«Пьеса сама по себе ничем бы не выделялась из ряда современных пьес и при нормальном к ней отношении прошла бы как обычная премьера. Но кому-то понадобилось, чтобы о ней заговорили на заводах, по окраинам, в самой гуще —и вот результат: билета на эту пьесу не достать. Неспроста молчали несколько дней после премьеры, а потом сразу начали такую бомбардировку, что заинтересовали всю Москву. Мало того, начали дискуссию в Доме печати, а отчет напечатали по всем газетам. Одним словом, все проведено так организованно, что не подточишь и булавки, а все это —вода на мельницу автора и I МХАТа».

Сам Булгаков получает теперь с каждого представления 180 руб. (проценты), вторая его пьеса («Зойкина квартира») усиленным темпом готовится в студии им. Вахтангова, а третья («Багровый остров») уже начинает анонсироваться Камерным театром. На основании этого успеха «Моск. Общ. Драм. Писателей» выдало Булгакову колоссальный аванс, который, ко-

225

нечно, не будет возвращен, если две остальные пьесы Главрепертком и запретит к постановке.

Эта же шумиха, поднятая в моек, печати, способствовала и тому, что «Зойкина квартира» и в Киеве идет ежедневно при переполненных сборах.

Лицам, бывшим на генеральной репетиции «Дней Турбиных», а потом вместе ужинавшим, автор Булгаков в интимной беседе жаловался на «объективные условия», выявившие контрреволюционность пьесы, в таких приблизительно выражениях:

«Реперткому не нравится такая-то фраза, слишком обидная по содержанию. Она, конечно, немедленно выбрасывается. Тогда предыдущая фраза, а за ней и последующая становятся немыслимыми логически, а в художественном отношений абсурдными. Они тоже выбрасываются, механически. В конце концов целое место становится «примитивом», обнаженным до лозунга —и пьеса получает характер однобокий, контрреволюционный».

В общем — единогласное мнение лиц, бывших на пьесе, таково, что сама пьеса ничего особенного собою не представляет ни в чисто художественном, ни в политическом отношениях, и даже, будь она поставлена в каком-нибудь другом театре, на нее не обратили бы никакого внимания.

^ Всю шумиху подняли журналисты М. Левидов, Орлинский и др. и взбудоражили обывательские массы.

Около Худож. театра теперь стоит целая стена барышников, предлагающих билеты на «Дни Турбиных» по тройной цене, а на Столешниковом, у витрины фотографа, весь день не расходится толпа, рассматривающая снимки постановки «Дней Турбиных».

^ В нескольких местах пришлось слышать, будто Булгаков несколько раз вызывался (и даже привозился)

226

в ГПУ, где по 4 и 6 часов допрашивался. Многие гадают, что с ним теперь сделают: посадят ли в Бутырки, вышлют ли в Нарым или за границу.

Во всяком случае «Дни Турбиных» —единственная злоба дня за эти лето и осень в Москве среди обывателей и интеллигенции. Какого-нибудь эффектного конца ждут все с большим возбуждением.

^ Нач. 5 Отд. СООГПУ Рутковский

№ 310

Безусловной злобой дня в нашем газетно-журнальном мире является постановка «Дней Турбиных» Михаила Булгакова.

Прежде чем говорить о самой пьесе, я остановлюсь на личности Михаила Булгакова. Что представляет он из себя? Да типичнейшего российского интеллигента, рыхлого, мечтательного и, конечно, в глубине души «оппозиционного». Булгаков появился на московском горизонте летом 1922 года и начал работать в ряде журналов, а также в московск. отделении берлинской газеты «Накануне». Ряд удачных бытовых фельетонов сделал ему имя («Самогонные озера», «Записки на манжетах» и др.)

Позже Булгаков поступает правщиком материала и фельетонистом в «Гудок». Параллельно с этим он пишет ряд рассказов и «Белую гвардию». Он близок с Лежневым и Ал. Толстым. Успех «Белой гвардии» дает мысль Булгакову переделать рассказ в пьесу. Последняя удалась Булгакову с чисто технической, формальной стороны очень хорошо. Алексей Толстой говорил пишущему эти строки, что «Дни Турбиных» можно поставить на одну доску с чеховским «Виш-

227

невым садом». При безусловных художественных достоинствах пьеса Булгакова никчемна с чисто идеологической стороны. «Дни Турбиных» смело можно назвать апологией белогвардейцев. Кому это нужно — Булгаков из кожи лезет вон, чтобы доказать, что некоторые из офицеров белых армий были людьми приличными. Допустим, что это и так. Тем хуже для них: если добрые офицеры «проливают» кровь и хотят закабалить трудящихся—они ничуть не отличаются от злобных петлюровцев.

Многие из бывш. белых офицеров одумались и честно служат республике —им доверяют, их награждают. Но и честная служба Советской власти не дает право «оправдать» или даже вернее прославлять на манер Михаила Булгакова преступное прошлое его контрреволюционных героев.

Как можно отнестись к тому, что на сцене гостеатров каждый день публично восхваляются бывшие контрреволюционеры? Да безусловно это соблазн, соблазн, никому не нужный. Гетманщина, Добрармия —это достояние истории, а не театральных подмостков.

Без даты

№ 68

По полученным сведениям, драматург Булгаков, автор идущих сейчас в Москве с большим успехом пьес «Дни Турбиных» и «Зойкина квартира», на днях рассказывал известному писателю Смидовичу-Вересаеву следующее (об этом говорят в моек, литературных кругах), что его вызвали в ОГПУ на Лубянку и, расспросив его о социальном происхождении, спросили, почему он не пишет о рабочих. Булгаков

228

ответил, что он интеллигент и не знает их жизни. Затем его спросили подобным образом о крестьянах. Он ответил то же самое. Во все время разговора ему казалось, что сзади его спины кто-то вертится и у него было такое чувство, что его хотят застрелить. В заключение ему было заявлено, что если он не перестанет писать в подобном роде, то он будет выслан из Москвы. «Когда я вышел из ГПУ, то видел, что за мной идут».

Передавая этот разговор, писатель Смидович заявил: «Меня часто спрашивают, что я пишу. Я отвечаю: «ничего», т. к. сейчас вообще писать ничего нельзя, иначе придется прогуляться за темой на Лубянку».

^ Таково настроение литературных кругов.

Сведения точные. Получены от осведома.

13 января 1927 года

№ 41 от 22/II-28 г.

Непримиримейшим врагом советской власти является автор «Дней Турбиных» и «Зойкиной квартиры» Мих. Афанасьевич Булгаков, бывший сменовеховец.

Можно просто поражаться долготерпению и терпимости Советской власти, которая до сих пор не препятствует распространению книги Булгакова (изд. «Недра») «Роковые яйца». Эта книга представляет собой наглейший и возмутительный поклеп на Красную власть. Она ярко описывает, как под действием красного луча родились грызущие друг друга гады, которые пошли на Москву.

^ Там есть подлое место, злобный кивок в сторону покойного т. ЛЕНИНА, что лежит мертвая жаба, у ко-

229

торой даже после смерти осталось злобное выражение на лице.

^ Как эта его книга свободно гуляет—невозможно понять. Ее читают запоем. Булгаков пользуется любовью молодежи, он популярен.

Заработок его доходит до 30000 р. в год. Одного налога он заплатил 4000 р.

^ Потому заплатил, что собирается уезжать за границу.

На этих днях его встретил Лернер. Очень обижается Булгаков на Советскую власть и очень недоволен нынешним положением. Совсем работать нельзя. Ничего нет определенного. Нужен обязательно или снова военный коммунизм, или полная свобода. Переворот, говорит Булгаков, должен сделать крестьянин, который наконец-то заговорил настоящим родным языком. В конце концов коммунистов не так уже много (и среди них «таких»), а крестьян обиженных и возмущенных десятки миллионов. Естественно, что при первой же войне коммунизм будет вымещен из России и т. п. Вот они, мыслишки и надежды, которые копошатся в голове автора «Роковых яиц», собирающегося сейчас прогуляться за границу. Выпустить такую «птичку» за рубеж было бы совсем неприятно.

P. S. Между прочим, в разговоре с Лернером Булгаков коснулся противоречий в политике Соввласти: — С одной стороны кричат сберегай. А с другого: начнешь сберегать — тебя станут считать за буржуя. Где же логика.

^ Надо сказать, что этот вопрос сейчас интересует очень многих и многими задается, не находя ответа.

Хорошо бы, если кто-нибудь из компетентных лиц разъяснил бы этот вопрос в газетах. Автора этого доклада тоже смущает этот вопрос.

230

^ НачСООГПУ т. Дерибасу

Агентурно-осведомительная сводка

5 Отд. СООГПУ № 209

от 25 окт. 1928 г.

В литературных и артистических кругах Ленинграда усиленно обсуждается вопрос о постановке (предполагаемой в ближ. будущем в Москве) новой пьесы Булгакова «Бег». Это известие произвело сильное впечатление как на сов. общественность, так и на круги, враждебные соввласти. У Булгакова репутация вполне определенная. Советские (конечно, не «внешне» советские, а внутренне советские) люди смотрят на него как на враждебную соввласти единицу, использующую максимум легальных возможностей для борьбы с советской идеологией. Критически и враждебно относящиеся к соввласти буквально «молятся» на Булгакова как на человека, который, будучи явно антисоветским литератором, умудряется тонко и ловко пропагандировать свои идеи. Из кругов, близко соприкасающихся с работниками Гублита и реперткома, приходилось слышать, что пьеса «Бег» несомненно идеализирует эмиграцию и является, по мнению некоторых ленинградских ответ, работников, глубоко вредной для советского зрителя. В ленинградских реперткомовских кругах на эту пьесу смотрят глубоко отрицательно, ее не хотят допустить к постановке в Ленинграде, если, по их выражению, не будет давления со стороны Москвы.

Вообще газетная заметка о том, что пьеса «Бег» была зачитана в худож. театре и произвела положительное впечатление и на Горького, и на Свидерского, вызвала в Ленинграде своего рода сенсацию.

231

В лит. и театр, кругах только и разговоров, что об этой пьесе. Резюмируя отдельные взгляды на разговоры, можно с несомненностью утверждать, что «независимо от % антисов. дозы пьесы «Бег» ее постановку можно рассматривать как торжество и своеобразную победу» антисоветски настроенных кругов.

^ Кроме того пришлось слышать, что в Москве к «Бегу» не все относятся положительно, что у пьесы есть и серьезные противники.

В Ленинграде сенсация, вызванная предполагаемой постановкой «Бега», очень показательна особенно потому, что театр, круги здесь более ретроградны, чем в Москве. Например, история с Чеховым и Мейерхольдом здесь комментировалась резче, чем в Москве. В здешних театр, кругах часто можно услышать такие разговоры, что актеру можно работать только за границей, что у нас, в СССР, им нечего делать и что те, которые уезжают навсегда за границу, делают очень хорошо.

^ В самый последний момент распространился слух, что пьеса «Бег» будет разрешена к постановке только в Москве и ни в коем случае в провинции.

Нач. 5 Отд. СООГПУ Гельфер

№ 219 от 31/Х-28

Замечается брожение в литер. кругах по поводу «травли» пьесы Булгакова «Бег», иронизируют, что пьесу «топят» драматурги-конкуренты, а дают о ней отзывы рабочие, которые ничего в театре не понимают и судить о худож. достоинствах пьесы не могут.

232

^ Сов. секретно

НачСООГПУ тов. Дерибасу

Агентурно-осведомительная сводка

5-го Отделения СООГПУ № 239/2

от 10 ноября 1928 года

М. А. Булгаков упоминал, что в связи с постановкой «Бега» и кампанией «Коме, правды» возможна отставка Главискусства Свидерского, который настолько активно поддерживал «Бег», что зарвался. Бранил Судакова, режиссера МХАТ, за его предложение «победить Булгакова». Булгаков получает письма и телеграммы от друзей и поклонников, сочувствующих ему в его неприятностях. К нему приходил переводчик, предлагавший что-то перевести для венских театров.

^ О «Никит. субб.» Булгаков высказал уверенность, что они — агентура ГПУ.

Об Агранове Б. говорил, что он друг Пильняка, что он держит в руках «судьбы русских литераторов», что писатели, близкие к Пильняку и верхушкам Федерации, всецело в поле зрения Агранова, причем ему даже не надо видеть писателя, чтобы знать его мысли.

^ Нач. 5 отд. СООГПУ Решетов

№ 36 от 28/11-29

Видел я Некрасову, она мне сказала, что М. Булгаков написал роман, который читал в некотором об-ве, там ему говорили, что в таком виде не пропустят, т. к. он крайне резок с выпадами, тогда он его переделал и думает опубликовать, а в первоначальной редакции пустить в качестве рукописи в о-во и это одновременно вместе с опубликованием в урезанном цензурой

233

виде. Некрасова добавила, что Булгаков у них теперь не бывает, т. к. ему сейчас везет и есть деньги, это у него всегда так, и сейчас он замечает тех, кто ему выгоден и нужен.

^ Нач. 5 Отд. СООГПУ Гельфер

С. секретно

НачСООГПУ тов. Агранову

Агентурно-осведомительная сводка

5-го Отд. СООГПУ

от 24 мая 1930 года

№ 61 О письме М. А. Булгакова

В литературных и интеллигентских кругах очень много разговоров по поводу письма Булгакова.

^ Как говорят, дело обстояло следующим образом:

Когда положение БУЛГАКОВА стало нестерпимым (почему стало нестерпимым, об этом будет сказано ниже), БУЛГАКОВ в порыве отчаяния написал три письма одинакового содержания, адресованные на имя И. В. СТАЛИНА, Ф. КОНА (Главискусство) и в ОГПУ.

В этих письмах со свойственной ему едкостью и ядовитостью БУЛГАКОВ писал, что он уже работает в сов. прессе ряд лет, что он имеет несколько пьес и около 400 газетных рецензий, из которых 398 ругательных, граничащих с травлей и с призывом чуть ли не физического его уничтожения. Эта травля сделала из него какого-то зачумленного, от которого стали бегать не только театры, но и редакторы и даже представители тех учреждений, где он хотел устроиться на службу. Создалось совершенно нетерпимое положение не только в моральном, но часто

234

и в материальном отношении, граничащем с нищетой. БУЛГАКОВ просил или отпустить его с семьей за границу, или дать ему возможность работать.

Феликс КОН, получив это письмо, написал резолюцию: «в виду недопустимого тона оставить письмо без рассмотрения».

Проходит несколько дней, в квартире Булгакова раздается телефонный звонок.

— ^ Вы тов. Булгаков?

— Да.

— С вами будет разговаривать тов. Сталин (!). Булгаков был в полной уверенности, что это мистификация, но стал ждать.

^ Через 2—3 минуты он услышал в телефоне голос:

— Я извиняюсь, тов. Булгаков, что не мог быстро ответить на ваше письмо, но я очень занят. Ваше письмо меня очень заинтересовало. Мне хотелось бы с вами переговорить лично. Я не знаю, когда это можно сделать, т. к. повторяю, что я крайне загружен, но я вас извещу, когда смогу вас принять. Но во всяком случае мы постараемся для вас что-нибудь сделать.

^ БУЛГАКОВ по окончании разговора сейчас же позвонил в Кремль, сказав, что ему сейчас только звонил кто-то из Кремля, который назвал себя СТАЛИНЫМ.

БУЛГАКОВУ сказали, что это был действительно тов. Сталин. Булгаков был страшно потрясен. Через некоторое время, чуть ли не в этот же день, БУЛГАКОВ получил приглашение от т. Кона пожаловать в Главискусство. Ф. КОН встретил БУЛГАКОВА с чрезвычайной предусмотрительностью, предложив стул и т. п.

— ^ Что такое? Что вы задумали, М. А., как же все это так может быть, что вы хотите?

235

— Я бы хотел, чтобы вы меня отпустили за границу.

— Что вы, что вы, М. А., об этом и речи быть не может, мы вас ценим и т. п.

— Ну, тогда дайте мне хоть возможность работать, служить, вообще что-нибудь делать.

— ^ Ну а что вы хотите, что вы можете делать?

— Да все что угодно. Могу быть конторщиком, писцом, могу быть режиссером, могу...

— А в каком театре вы хотели быть режиссером?

— По правде говоря, лучшим и близким мне театром я считаю Художественный. Вот там я бы с удовольствием.

— ^ Хорошо, мы об этом подумаем.

На этом разговор с Ф. КОНОМ был закончен.

Вскоре БУЛГАКОВ получил приглашение явиться в МХАТ 1-й, где уже был напечатан договор с ним как с режиссером.

Вот и вся история, как все говорят, похожая на красивую легенду, сказку, которая многим кажется просто невероятной.

^ Необходимо отметить те разговоры, которые идут про Сталина сейчас в литер, интеллигентских кругах.

Такое впечатление, словно прорвалась плотина и все вдруг увидали подлинное лицо тов. Сталина.

Ведь не было, кажется, имени, вокруг которого не сплелось больше всего злобы, ненависти, мнений как об озверелом тупом фанатике, который ведет к гибели страну, которого считают виновником всех наших несчастий, недостатков, разрухи и т. п., как о каком-то кровожадном существе, сидящем за стенами Кремля.

^ Сейчас разговор:

— А ведь Сталин действительно крупный человек. Простой, доступный.

236

Один из артистов т. Вахтангова, О. ЛЕОНИДОВ, говорил:

— Сталин раза два был на «Зойкиной квартире». Говорил с акцентом: хорошая пьеса. Не понимаю, совсем не понимаю, за что ее то разрешают, то запрещают. Хорошая пьеса. Ничего дурного не вижу.

Рассказывают про встречи с ним, когда он был не то Наркомнац, не то Наркомом РКИ: совершенно был простой человек, без всякого чванства, говорил со всеми как с равными. Никогда не было никакой кичливости. А главное, говорят о том, что Сталин совсем не при чем в разрухе. Он ведет правильную линию, но кругом него сволочь. Эта сволочь и затравила БУЛГАКОВА, одного из самых талантливых советских писателей. На травле БУЛГАКОВА делали карьеру разные литературные негодяи, и теперь Сталин дал им щелчок по носу.

Нужно сказать, что популярность Сталина приняла просто необычайную форму. О нем говорят тепло и любовно, пересказывая на разные лады легендарную историю с письмом БУЛГАКОВА.

^ Уже пошли анекдоты

Вчера, 24/V, на премьере «Три толстяка» в 1-м МХАТе опять было много разговоров по поводу письма БУЛГАКОВА. Между прочим, рассказывали еще об одном инциденте со Сталиным, очень похожем на анекдот.

^ Передавал это кто-то из артистов Худ. т. О. ЛЕОНИДОВУ.

Тов. Сталин был второй раз на «Отелло», сидел будто бы в ложе один. К нему подсел актер ПОДГОРНЫЙ и начал говорить, что он очень болен, что за границей хорошо лечат, там хорошие доктора, хорошо бы проехать за границу, но как это сделать?

237

Тов. Сталин хранил молчание». Подгорный почувствовал себя в неловком положении, думая, что Сталин обиделся. Тогда он стал говорить, что в сущности, конечно, и в СССР есть хорошие доктора, лечебницы, что можно, конечно, полечиться и в СССР.

^ Т. Сталин хранил молчание и не отвечал.

Тогда, уже в отчаянии, дрожащим голосом ПОДГОРНЫЙ опять переменил разговор:

— Вот Вы, тов. Сталин, кавказец, Вы там долго жили на юге, не можете ли Вы мне посоветовать, на какой курорт мне поехать?

Сталин внимательно посмотрел на Подгорного и, помолчав, вдруг отрывисто сказал:

— ^ В Туруханский край!

Подгорный как ошпаренный выскочил из ложи.

Все это очень похоже на анекдот. Но надо заметить, что говорят об этом, подчеркивая не грубость Сталина, а бестактное поведение ПОДГОРНОГО.

Вообще чувствуется удивительное изменение т. н. «общественного мнения» к тов. Сталину.

^ P. S. Никого из вождей вчера на премьере не было. Все думали, что будут Литвинов и Сталин.

№ 84 от 29/IX-30 г.

В прессе промелькнуло известие о том, что в Художественном театре в ближайшее время состоится постановка инсценировки «Мертвых душ» Гоголя и в качестве одного из руководителей этой постановки назван небезызвестный Булгаков.

По этому поводу надо заметить следующее: Булгаков известен как автор ярко выраженных антисоветских пьес, которые под давлением советской общественности были сняты с репертуара московских

238

театров. Через некоторое время после этого сов, правительство дало возможность БУЛГАКОВУ существовать, назначив его в Моск. худож. театр в качестве пом. режиссера. Это назначение говорило за то, что советское правительство проявляет максимум внимания даже к своим идеологическим противникам, если они имеют культурный вес и выражают желание честно работать.

Но давать руководящую роль в постановке особенно такой вещи, как «Мертвые души», БУЛГАКОВУ весьма неосмотрительно. Здесь надо иметь в виду то обстоятельство, что существует целый ряд писателей (ПИЛЬНЯК, БОЛЬШАКОВ, БУДАНЦЕВ и др.), которые и в разговорах, и в своих произведениях стараются обосновать положение, что наша эпоха является чуть ли не кривым зеркалом николаевской эпохи 1825— 1855 г. Развивая и углубляя свою абсурдную мысль, они тем не менее имеют сторонников среди части индивидуалистически настроенной советской интеллигенции.

БУЛГАКОВ несомненно принадлежит к этой категории людей и поэтому можно без всякого риска ошибиться сделать предположение, что все силы своего таланта он направит к тому, чтобы в «Мертвых душах» под тем или иным соусом протащить все то, что он когда-то протаскивал в своих собственных пьесах. Ни для кого не является секретом, что любую из классических пьес можно, даже не исправляя текста, преподнести публике в различном виде и в различном освещении. И у меня является опасение, что БУЛГАКОВ из «Мертвых душ», если он останется в числе руководителей постановки, сделает спектакль внешне, может быть, очень интересный, но по духу, по существу враждебный советскому обществу.

239

^ Об этих соображениях я считаю нужным сообщить Вам для того, чтобы Вы могли заранее принять необходимые предупредительные меры.

Агентурно Без № и даты

^ 1. Разговор с БУЛГАКОВЫМ (у себя дома 7 ноября).

— Я сейчас чиновник, которому дали ежемесячное жалованье, пока еще не гонят с места (Большой театр) и надо этим довольствоваться. Пишу либретто для двух опер—историческое и из времен гражданской войны. Если опера выйдет хорошая — ее запретят негласно, если выйдет плохая —ее запретят открыто. Мне все говорят о моих ошибках и никто не говорит о главной из них: еще с 1929—30 года мне надо было бросить писать вообще. Я похож на человека, который лезет по намыленному столбу только для того, чтобы его стаскивали за штаны вниз для потехи почтеннейшей публики. Меня травят так, как никого и никогда не травили: и сверху, и снизу, и с боков. Ведь мне официально не запретили ни одной пьесы, а всегда в театре появляется какой-то человек, который вдруг советует пьесу снять, и ее сразу снимают. А для того, чтобы придать этому характер объективности, натравливают на меня подставных лиц.

В истории с «Мольером» одним из таких людей был Олеша, написавший в газете МХАТа ругню. Олеша, который находится в состоянии литературного маразма, напишет все, что угодно, лишь бы его считали советским писателем, поили-кормили и дали возможность еще лишний год скрывать свою творческую пустоту.

240

Для меня нет никаких событий, которые бы меня сейчас интересовали и волновали. Ну был процесс — троцкисты, ну, еще будет —ведь я же не полноправный гражданин, чтобы иметь свое суждение. Я поднадзорный, у которого нет только конвойных. Что бы ни происходило в стране, результатом всего этого будет продолжение моей травли. Об испанских событиях читал всего три-четыре раза. Мадрид возьмут, и будет резня. И опять-таки если бы я вдохновился этой темой и вздумал бы написать о ней —мне все равно бы этого не дали.

Об Испании может писать только АФИНОГЕНОВ, любую халтуру которого будут прославлять и находить в ней идеологические высоты, а если бы я написал об Испании, то кругом закричали бы: ага, Булгаков радуется, что фашисты победили.

Если бы мне кто-нибудь прямо сказал: Булгаков, не пиши больше ничего, а займись чем-нибудь другим, ну, вспомни свою профессию доктора и лечи, и мы тебя оставим в покое, я был бы только благодарен. А может быть, я дурак, и мне это уже сказали, и я только не понял.

^ Пом. Нач. 6 отд. СПО ГУГБ Шиваров


vsyakaya-lyubov-velikoe-schaste-dazhe-esli-ona-ne-razdelena-po-rasskazu-ia-bunina-temnie-allei.html
vsyo-v-mire-sostoit-iz-vodi-voda-kak-zhidkoe-podvizhnoe-vsepronikayushee-yavilas-nachalom-vsego-drevnegrecheskij-filosof-fales-miletskij-konec-stranica-3.html
vtipovih-proektah-rassmatrivayutsya-sleduyushie-voprosi.html
vtoraya-berberijskaya-vojna.html
vtoraya-glava-german-gesse.html
vtoraya-lekciya-shest-lekcij-prochitannih-v-lejpcige-s-28-dekabrya-1913-po-2-yanvarya-1914-goda-bibliotechnij-149.html
  • desk.bystrickaya.ru/osobennosti-formirovaniya-imushestv-hozyajstvennih-tovarishestv-i-obshestv-prava-i-otvetstvennost-uchastnikov-chast-3.html
  • college.bystrickaya.ru/2005-2015-g-g-mezhdunarodnoe-desyatiletie-dejstvij-voda-dlya-zhizni-stranica-4.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/prikaz-ot-5-oktyabrya-2005-g-n-616-ob-utverzhdenii-standarta-medicinskoj-pomoshi-bolnim-diabeticheskoj-retinopatiej-vsootvetstvii-s.html
  • doklad.bystrickaya.ru/varianti-itogovih-kontrolnih-rabot-programma-disciplini-teoriya-finansov-dlya-napravleniya-080200-68-menedzhment.html
  • thesis.bystrickaya.ru/primernoe-tematicheskoe-planirovanie-primernie-programmi-uchebnih-predmetov-v-7-9-h-klassah-russkij-yazik.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/mark-tven-i-ego-tvorchestvo.html
  • abstract.bystrickaya.ru/2-blm-drster-keshen-drster-tezister-1-tarau-mlkt-ielkten-aludan-tuindajtin-mndettmeler-glossarij.html
  • doklad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-specialnost-080401-tovarovedenie-i-ekspertiza-tovarov-soglasovano.html
  • occupation.bystrickaya.ru/obrazovatelnaya-programma-podgotovki-magistrov-obrazovatelnie-programmi-fakulteta-menezhmenta-4-rukovodstvo-fakulteta.html
  • thesis.bystrickaya.ru/prikaz-ob-utverzhdenii-instrukcii-po-buhgalterskomu-uchetu-ispolneniya-byudzheta-rajona-municipiya-belc-municipiya-kishineu-i-centralnogo-byudzheta-avtonomnogo-territorialnogo-stranica-6.html
  • urok.bystrickaya.ru/pravila-bezopasnosti-pri-proizvodstve-hranenii-i-vidache-szhizhennogo-prirodnogo-gaza-na-gazoraspredelitelnih-stanciyah-magistralnih-stranica-13.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/razdel-7-po-puti-k-rinochnoj-ekonomike-istoriya-ekonomiki-rossii-ix-hh-veka.html
  • control.bystrickaya.ru/dzhon-mejnard-kejns-voprosi-k-tekstu.html
  • urok.bystrickaya.ru/pravila-priyoma-grazhdan-v-nou-vpo-mezhdunarodnij-institut-menedzhmenta-link-na-fakulteti-menedzhmenta-i-lingvistiki.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/algoritmi-i-mashini-tyuringa-mozhet-li-kompyuter-obladat-razumom.html
  • control.bystrickaya.ru/ekologicheskoe-soderzhanie-kursa-geografiya-yaroslavskoj-oblasti.html
  • desk.bystrickaya.ru/peremennie-izderzhki-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-ekonomicheskij-analiz-specialnost-080102-060600.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/mtrk-mir-novosti-14032009-shest-politicheskih-partij-kazahstana-podpisali-sovmestnij-memorandum.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/resocializaciya-osuzhdennih-v-penitenciarnih-uchrezhdeniyah-frg-stranica-7.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/menya-uchat-kak-ne-poteryat-nichego-iz-moih-vladenij-a-ya-hochu-nauchitsya-kak-ostatsya-veselim-utrativ-vse.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-yu-dragunskij-deniskini-rasskazi-e-uspenskij-dyadya-fedor-pes-i-kot.html
  • writing.bystrickaya.ru/lizing-ponyatie-pravovoe-regulirovanie-mezhdunarodnaya-unifikaciya-chast-15.html
  • pisat.bystrickaya.ru/strahovanie-vodnogo-transporta-chast-3.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-disciplini-teoriya-deneg-i-finansovih-rinkov-dlya-napravleniya-080100-62-ekonomika-podgotovki-bakalavra-1-oblast-primeneniya-i-normativnie-ssilki.html
  • shkola.bystrickaya.ru/ukladka-volos-holodnim-sposobom.html
  • tasks.bystrickaya.ru/39-etnografiya-etnologiya-nravi-obichai-zhizn-naroda-folklor-knizhnaya-letopis-chuvashskoj-respubiki.html
  • tasks.bystrickaya.ru/22-tematicheskij-plan-dlya-studentov-ochno-zaochnoj-formi-obucheniya-uchebno-metodicheskij-kompleks-odobren-i-rekomendovan.html
  • desk.bystrickaya.ru/orabote-upravleniya-truda-i-socialnoj-zashiti-naseleniya.html
  • turn.bystrickaya.ru/osnovnie-formi-samooblozheniya-v-derevnyah-tatarstana-v-1920-e-gg-itogi-i-perspektivi-enciklopedicheskih-issledovanij.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/vozdejstvie-impulsov-na-tonkie-tela-i-fizicheskoe-telo-vremya-v-mentale-vashi-tochki-sborki-otveti-na-voprosi-17.html
  • writing.bystrickaya.ru/d-v-maksimov-s-zadaniem-spravilsya-polnostyu-nad-proektom-rabotal-samostoyatelno-organizovanno-i-ritmichno.html
  • grade.bystrickaya.ru/molodih-specialistov-podderzhat-agtu-pobeditel-konkursa-sistemi-menedzhmenta-kachestva-4.html
  • pisat.bystrickaya.ru/spravochnoe-posobie-k-snip-23-01-99-udk-69-551-58035-stranica-92.html
  • testyi.bystrickaya.ru/alhimiya-i-ee-simvolika-v-tvorchestve-ieronima-bosha.html
  • writing.bystrickaya.ru/christmas-stories-by-charles-dickens-chast-3.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.