.RU

Ялом И. Я 51 Лжец на кушетке / Пер с англ. М. Будыниной - страница 23



Услышав его слова, один из игроков — высокий брю­нет в сером костюме от Борсалино и с «Ролексом» на за­пястье, подсчитывающий фишки, — сказал: «Приятель, а как насчет поменять фишки обратно и бросить это дело... поспать немного... но... хм... парень, который разыгрывает флеш от семерки... тебе бы лучше еще походить в теорети­ках».

Маршала бросило в краску, но крупье утешил его: «Не бери в голову, Маршал. Сдается мне, ты уже скоро в этом

381

разберешься, а вот тогда-то ты и надерешь им задницу!» Как потом понял Маршал, хороший крупье — это в своем роде непризнанный групповой терапевт, который всегда готов остудить страсти и поддержать игроков: спокойствие за столом всегда приносит большие чаевые.

После этого Маршал играл осторожно и постоянно па­совал. Несколько игроков добродушно выразили свое не­довольство такой прижимистостью, но Шелли и крупье встали на защиту Маршала и попросили их проявить пони­мание и подождать, пока он не разберется, что и как. Че­рез полчаса он получил двух тузов, во флопе оказались туз и пара двоек, так что Маршал собрал полный боут тузов. В этот раз ставок было мало, но он выиграл двести пять­десят долларов. Все остальное время Маршал неусыпно сле­дил за Шелли, изредка осторожно делая пометки в блок­ноте. Казалось, никто не обращает на это внимание, кроме миниатюрной женщины с восточной внешностью, которую едва можно было разглядеть за грудами выигранных фи­шек, высившихся перед ней на столе. Она вытянула шею, перегнулась через стопку полосатых черно-белых двадца­тидолларовых фишек и обратилась к Маршалу, указывая на его блокнот: «И не забудьте, большой стрейт бьет кро­шечный полный боут! Хи-хи-хи».

Шелли делал' ставки значительно активнее всех ос­тальных игроков. Казалось, он знает, что делает. Но когда у него оказалась выигрышная рука, мало кто ставил с ним. А когда он блефовал, даже при наилучшем раскладе на столе, один или два игрока с минимальными картами всегда делали ставки и побивали его. Когда кто-то сделал ставку на закрытую руку, Шелли почему-то воздержался. Хотя ему шли достаточно хорошие карты, стопка его фишек по­степенно уменьшалась, и по прошествии полутора часов он проиграл все свои пятьсот долларов. Маршал быстро по­нял, почему так получилось.

Шелли встал, бросил крупье на чай несколько остав­шихся фишек и направился в ресторан. Маршал поменял свои фишки и последовал за ним.

382

«Ну что, док? Были «маячки?»

«Знаете, Шелли, я, конечно, новичок в этом деле, но мне кажется, что вы бы рассказали своим противникам о своих картах лучше только в том случае, если бы семафо­рили им».

«Да вы что? Это как?»

«Это такая сигнальная система — флажки, которая ис­пользуется на кораблях, чтобы подавать сигналы другим кораблям».

«А, да. Все так плохо, да?»

Маршал кивнул.

«Например? Что конкретно?»

«Ну, для начала: вы помните, когда у вас на руках ока­зывалась крупная карта? Я насчитал шесть раз: четыре фулл-хауса, большой стрейт и большой флеш».

Шелли задумчиво улыбнулся, словно вспоминая быв­ших любовниц: «Да, я помню их все. Какие они были за­мечательные».

«Но, — продолжал Маршал, — я заметил, что все ос­тальные игроки за нашим столом, которым выпадала по­добная карта, всегда выигрывали больше денег, чем вы, — значительно больше, по меньшей мере в два-три раза. На самом деле я бы даже не сказал, что у вас была крупная кар­та, скорее просто неплохая, потому что вам ни разу не уда­лось выиграть с этим крупную сумму денег».

«Что это значит?»

«А это значит, что новость о том, что у вас хорошая карта, распространялась по столу, словно лесной пожар».

«Как я это показывал?»

«Позвольте перейти к моим наблюдениям. Мне пока­залось, что, когда у вас на руках оказывались хорошие карты, вы сильнее сжимали их».

«Сжимал?»

«Да, вы охраняете их так, словно у вас в руках ключи от Форта Нокса. Вы давите на них так, что согнули бы и велосипедное колесо. И еще, когда у вас на руках боут, вы смотрите на фишки, прежде чем сделать ставку. Кажется,

383

i

было что-то еще... — Маршал листал блокнот. — Да, вот, нашел. Каждый раз, когда у вас на руках оказывается хо­рошая карта, вы отводите взгляд от стола, смотрите в про­странство, словно пытаетесь рассмотреть баскетбольный матч на экране телевизора, который там стоит. Полагаю, вы делаете это, чтобы показать своим соперникам, что ваши карты не заслуживают особого внимания. Но когда вы начинаете блефовать, вы буквально впиваетесь глазами в лица, словно пытаетесь смутить их, запугать, отговорить

делать ставки».

«Да вы шутите, док? Я все это проделываю? Быть не может! Знаю я все это, я читал об этом у Майка Каро в «Маячках». Но я и представить себе не мог, что я делаю это! — Шелли вскочил и обнял Маршала. — Док, вот это я называю настоящей терапией! Высший терапевтический пилотаж! Мне просто не терпится вернуться в игру — те­перь я буду показывать все свои «маячки» наоборот. Я их так запутаю, что эти джокеры даже не поймут, как проиграли!» «Подождите, еще не все. Хотите послушать дальше?» «Разумеется. Но давайте побыстрее. Мне обязательно нужно заполучить то же самое место за столом. О! Знаю, я зарезервирую его!» Шелли подбежал к Дасти, питбоссу, хлопнул его по плечу, прошептал что-то на ухо и сунул де­сятку. Вернувшись к Маршалу тем же темпом, Шелли весь

обратился в слух.

«Продолжайте, док, у вас здорово получается».

«Еще два момента. Если вы смотрите на фишки, ско­рее всего, чтобы подсчитать их, сомневаться не приходит­ся — у вас хорошая карта. Кажется, я уже говорил об этом. Но я не сказал, что, когда вы блефуете, вы никогда не смотрите на фишки. И еще, не столь заметный «маячок», я не очень в нем уверен...»

«Рассказывайте, док. Я хочу услышать все, что у вас есть. Каждое ваше слово — золото, говорю вам!»

«В общем, мне показалось, что, когда у вас хорошая карта, вы очень осторожно кладете деньги на стол, когда делаете ставку. И кладете их недалеко от себя, руку почти

384

не вытягиваете. А когда блефуете, наоборот, более агрес­сивно и фишки бросаете на самую середину стола. А еще, когда блефуете — но не всегда, — вы то и дело смотрите на свои неудачные карты, словно надеетесь, что они изме­нились. И еще, последнее: вы всегда остаетесь в игре до конца, даже когда уже весь стол понимает, что у кого-то на руках полный набор. Мне кажется, вы слишком много вни­мания уделяете своим картам и не думаете об остальных игроках. Вот, собственно, и все». Маршал собрался было разорвать листочек с записями, но Шелли остановил его:

«Нет, не надо, док. Не рвите. Отдайте его мне. Я этот листик в рамку вставлю. Нет, лучше я заламинирую его и буду носить с собой — счастливый талисман, краеуголь­ный камень удачи Мерримена. Слушайте, док, я должен бежать — это уникальная возможность... — Шелли кив­нул в сторону покерного стола, за которым они только что играли: — Такого сборища простофиль еще поискать. Да, кстати, чуть не забыл. Вот письмо, которое я вам обещал».

Маршал пробежал глазами письмо, которое дал ему Шелли:

КОМУ: Всем заинтересованным лицам Данным подтверждаю, что доктор Маршал Стрей-дер провел со мной высокоэффективный терапевтичес­кий курс. Я считаю себя полностью излечившимся и из­бавленным от всех неприятных симптомов, явившихся следствием терапии доктора Пейнда.

^ ШЕЛЛИ МЕРРИМЕН

«Ну как?» — поинтересовался Шелли.

«Отлично, — ответил Маршал. — Вот только не могли бы вы поставить дату».

Шелли поставил дату, а потом импульсивно приписал снизу:

Настоящим отказываюсь от каких бы то ни было претензий к Институту психоанализа (Сан-Фращиско).

385

I'll

«Ну как?»

«Еще лучше. Благодарю вас, мистер Мерримен. За­втра я пришлю вам письмо, которое обещал».

«Тогда мы квиты. Рука руку моет. Знаете что, док, я тут подумал... так, наброски, пока ничего конкретного... но вы могли бы сделать отличную карьеру в покерном кон­сультировании. У вас просто фантастически это получает­ся. Или мне так кажется. Посмотрим, что будет, когда я вернусь за покерный стол. Но давайте когда-нибудь по­обедаем вместе. Может, вам удастся уговорить меня стать вашим агентом. Только посмотрите вокруг — сотни не­удачников, у каждого свои воздушные замки, и все они хотят играть лучше. А это еще не самое крупное казино, другие намного больше: «Garden City», «Клуб 101». Они заплатят любые деньги. Я в два счета обеспечу вам клиен­туру... или организуем семинары — пара сотен игроков, сотня баксов с каждого, двадцать тысяч в день. Разумеет­ся, я регулярно буду получать проценты... Подумайте об этом. Мне пора идти. Я вам позвоню. Я должен восполь­зоваться этой возможностью».

С этими словами Шелли вразвалочку пошел обратно к столу, где играли в техасский холдем, напевая «зип-а-ди-

ду-да, зип-а-ди-дзень».

Маршал вышел из «Avocado Joe's» и направился к парковке. Половина двенадцатого. Через полчаса он по­звонит Питеру.

Глава 21

В ночь перед встречей с Каролин Эрнесту приснился яр­кий сон. Он вскочил и записал его: Я бегу по зданию аэро­порта. В толпе пассажиров я замечаю Каролин. Я очень рад видеть ее. Я бегу к ней и пытаюсь обнять, но у нее в руках сумка, так что эти объятия получаются неук­люжими и не приносят мне удовольствия.

Вспомнив утром этот сон, Эрнест вспомнил, к какому

386

решению пришел после разговора с Полом: истина приве­ла меня сюда, истина и поможет найти выход! Он ре­шил сделать то, чего никогда раньше не делал. Он расска­жет пациентке свой сон.

Так он и поступил. Кэрол была заинтригована: Эрнест рассказывает ей сон, в котором он обнимает ее. После пос­леднего сеанса Кэрол начала думать, а не заблуждается ли она в отношении Эрнеста. Она теряла надежду заставить его скомпрометировать себя. И вот сегодня, сейчас, он го­ворит, что видит ее во сне. Может, это приведет их к чему-то, думала она. Но без особой уверенности: она понимала, что ситуация вышла из-под контроля. Для мозгоправа Эр­нест вел себя совершенно непредсказуемо; практически на каждом сеансе он говорил или делал что-то, что удивляло ее. И практически на каждом сеансе он открывал ей что-то о ней самой, о чем она и не догадывалась.

«Да уж, Эрнест, это действительно странно, потому что я тоже видела вас во сне сегодня. Не это ли Юнг на­зывал синхронистичностью?»

«Не совсем так. Думаю, синхронистичностью Юнг на­зывал совпадение двух связанных между собой явлений, один из которых относится к субъективной реальности, а другой — к объективной, физической. Помнится, он где-то описывал случай из своей практики: они с пациентом разбирали сон, в котором фигурировал древнеегипетский скарабей, и вдруг увидели, что в окно бьется настоящий жук, словно пытается попасть в кабинет.

Я никогда не мог понять смысл этой концепции, — продолжал Эрнест. — Думаю, что многих людей настоль­ко пугают случайности, которыми изобилует наша жизнь, что они утешают себя верой в некую космическую взаимо­связанность всего сущего. Меня никогда не привлекала эта идея. Почему-то случайности и мысль о безразличии при­роды никогда не выбивали меня из колеи. Почему совпаде­ния вызывают такой ужас? Почему совпадение не может быть просто совпадением, и ничем иным?

Что же касается того факта, что мы видим друг друга

387

во сне... Что вас удивляет? Мне кажется, что при такой ин­тенсивности нашего общения и достаточно интимном его характере было бы, наоборот, удивительно, если бы мы не видели друг друга во сне! Простите меня, Каролин, вам, наверное, кажется, что я читаю нотации. Но идеи вроде этой «синхронистичности» вызывают у меня бурю эмоций: мне часто кажется, что я в ползу по ничейной земле между фрейдистским догматизмом и юнгианским мистицизмом».

«Нет, Эрнест, продолжайте, я совершенно не против. Мне даже нравится, когда вы вот так делитесь со мной своими мыслями. Но у вас есть одна привычка, которая действительно делает вашу речь похожей на нотации: вы чуть ли не после каждого слова произносите мое имя!»

«Правда? Не замечал».

«Ничего, что я говорю об этом?»

«Что вы! Я только рад. Это говорит о том, что вы на­чинаете воспринимать меня серьезно».

Кэрол наклонилась к Эрнесту и крепко пожала его

руку.

Он ответил на ее рукопожатие и произнес: «Но нам еще много нужно сделать сегодня. Вернемся к моему сну. Скажите, что вы думаете об этом».

«О нет, Эрнест, это ваш сон. Так что это вы мне ска­жите, что вы думаете об этом».

«Что ж, ваша правда. На самом деле психотерапия часто появляется в снах как некое путешествие. Так что, я думаю, аэропорт из моего сна — это наша терапия. Я пы­таюсь быть ближе к вам, обнять вас. Но вы выставляете препятствие — вашу сумку».

«А что представляет собой сумка, Эрнест? Я так стран­но себя чувствую — словно мы поменялись ролями».

«Ничего страшного, Каролин. Это даже хорошо, я только за; самое важное, чтобы мы с вами оставались чест­ны друг с другом. Итак, первое, что приходит в голову: Фрейд часто повторял, что сумка, кошелек часто символи­зируют собой женские половые органы. Как я уже говорил, я не являюсь приверженцем фрейдистской догмы, но я не

388

I

хочу вместе с водой выплеснуть и ребенка. У Фрейда столько разумных идей, что было бы глупо игнорировать их. К тому же однажды, несколько лет назад, я принимал учас­тие в эксперименте: женщин под гипнозом просили пред­ставить, что они занимаются любовью с мужчиной своей мечты. Но при этом они не должны были видеть непосред­ственно половой акт. И поразительно большое количество женщин использовали символ сумки — то есть этот муж­чина приходит к женщине и кладет что-то в ее сумку».

«То есть, Эрнест, этот сон говорит...»

«Полагаю, этот сон говорит о том, что мы с вами всту­паем в терапевтические взаимоотношения, но вы ставите между нами свою сексуальность так, что она мешает нам достичь истинной близости».

Кэрол помолчала немного, а потом произнесла: «Но сон можно трактовать и иначе. Эта интерпретация более простая, более прямая: вас влечет ко мне как к женщине, эти объятия символизируют сексуальные отношения. В кон­це концов, это же вы стали их инициатором в этом сне?»

«А что вы можете сказать о сумке как препятст­вии?» — поинтересовался Эрнест.

«Так говорил Фрейд, иногда сигара может быть про­сто сигарой. Так что почему бы сумке как символу женских гениталий не быть иногда просто сумкой? Сумкой с день­гами?»

«Да, ваша идея мне ясна... вы имеете в виду, что я хочу вас, как мужчина женщину, но деньги — а иными слова­ми, наш профессиональный контракт — мне мешают. И что это фрустрирует меня».

Кэрол кивнула: «Именно. Ну и как вам такая интер­претация?»

«Она значительно проще, и я не сомневаюсь, что в ней есть доля правды. То есть если бы мы не встретились как терапевт и пациентка, я бы с удовольствием познакомился с вами как с женщиной. Мы уже говорили об этом на про­шлом сеансе. Я не скрывал, что считаю вас красивой, при-

389

влекательнои женщиной с удивительно живым, проница­тельным умом».

Кэрол широко улыбнулась: «Этот сон начинает мне нравиться все больше и больше».

«Но, — продолжал Эрнест, — сны в большинстве своем оказываются сверхопределенными. И не стоит ду­мать, что мой сон в обязательном порядке описывает оба этих желания: как желание работать с вами в качестве терапевта без вторжения и разрушающего действия сексуального компонента, так и желание познать вас как женщину без препятствия в виде нашего с вами профессионального кон­тракта. И я должен решить эту дилемму».

Эрнест удивился, насколько далеко он зашел в своей искренности. Вот он, здесь и сейчас, в здравом уме и трез­вой памяти, говорит пациентке такое, о чем несколько не­дель назад и помыслить не мог. И, насколько он понимал, он себя полностью контролировал. Он больше не испыты­вал желания соблазнить Каролин. Он был искренен, но в то же время ответствен и терапевтически эффективен.

«А деньги, Эрнест? Иногда я замечаю, что вы погля­дываете на часы, и мне кажется, что я для вас лишь источ­ник дохода и что с каждым движением стрелок в ваш ко­шелек падает еще один доллар».

«Каролин, деньги не имеют для меня большого значе­ния. Я зарабатываю больше, чем могу потратить, и я редко думаю о деньгах. Но я должен следить за временем, Каро­лин. Ведь когда вы работаете с клиентом, вы тоже должны укладываться в расписание. Однако у меня никогда не воз­никало желания, чтобы наш час поскорее закончился. Ни разу. Я всегда с нетерпением жду встречи с вами, я ценю время, которое мы проводим вместе, и чаще всего мне очень жаль, что наше время истекло».

Кэрол опять замолчала. Как неприятно осознавать, что она польщена словами Эрнеста. Как неприятно осознавать, что он скорее всего говорит правду. Как неприятно осозна­вать, что иногда он больше не вызывает у нее омерзение.

«Еще я думал о содержимом сумки, Каролин. Разуме-

390

ется, как вы и предположили, первое, о чем я подумал, — это деньги. Но что еще может там лежать, что становится на пути нашей близости?»

«Не уверена, что понимаю вас, Эрнест».

«Я хочу сказать, что я, вероятно, кажусь вам вовсе не таким, какой я есть на самом деле, потому что вам мешают какие-то устоявшиеся представления и предубеждения. Возможно, ваша голова занята чем-то прошлым, которое блокирует наши отношения: раны, нанесенные вам мужчи­нами, которые были в вашей жизни до меня, вашим отцом, братом, мужем. Или, может быть, ожиданием других отно­шений: вспомните Ральфа Кука и вспомните, как часто вы говорили мне: «Будьте таким, как Ральф Кук... будьте мо­им терапевтом-любовником». Иными словами, Каролин, вы говорите мне- «Я не хочу, чтобы вы были собой, Эрнест, будьте кем-нибудь другим».

А ведь он совершенно прав, подумала Кэрол, ошибает­ся только в причинах такого ее поведения. Он так поумнел за последнее время, просто удивительно.

«А что снилось вам, Каролин? Думаю, из своего мне уже ничего не удастся выжать».

«Мне снилось, что мы с вами лежали в постели, пол­ностью одетые, и, кажется, мы были...»

«Каролин, будьте добры, начните сначала и попытай-тесь рассказывать ваш сон в настоящем времени, как если бы это происходило прямо сейчас. Этот нехитрый прием часто помогает оживить эмоциональный фон сна».

«Хорошо, вот что я запомнила. Мы с вами сидели...»

«Мы с вами сидим — не забывайте про настоящее время», — перебил ее Эрнест.

«Хорошо, мы с вами сидим или лежим в постели, пол­ностью одетые, и вы проводите сеанс. Я хочу, чтобы вы были нежны со мной, но вы настороженны и держите дис­танцию. Потом в комнату заходит какой-то мужчина. Он нелепый, низенький и толстый, черный как смоль, он без­образен. И я сразу же решаю попытаться соблазнить его. Это оказывается легко, и мы с ним начинаем заниматься

391

сексом прямо рядом с вами, на той же кровати. Я все время думаю, что теперь-то вы увидите, как хороша я в постели, и заинтересуетесь мной. Тогда вы передумаете и тоже бу­дете заниматься со мной сексом».

«Какие чувства вызывает этот сон?» «Фрустрация — из-за вас. Отвращение при виде это­го мужчины — он был мерзкий, он источал зло. Я не зна­ла, кто это — но в то же время знала. Это был Дювалье».

«Кто?»

«Дювалье. Гаитянский диктатор».

«Что вас связывает с Дювалье? Он сыграл какую-то

роль в вашей жизни?»

«Вот это самое забавное. Абсолютно ничего. Я не ду­мала о нем тысячу лет. Ума не приложу, почему я его вспом­нила» .

«Подумайте о Дювалье, Каролин. Какие ассоциации у

вас вызывает это имя?»

«Никаких. Я не уверена даже, что могу вспомнить его лицо. Тиран. Грубый. Темный. Жестокий. Животное. А, да, точно, я недавно читала о нем статью. Говорят, он живет где-то во Франции, в нищете». «Но он же давно умер!»

«Нет, нет, это не старик. Это младший Дювалье. Это тот, кого называли Беби Док. Да, я уверена, что это был Беби Док. Не знаю, откуда я это знала, но это был именно он. Это имя пришло мне в голову сразу же, как только он вошел. Кажется, я уже говорила об этом».

«Нет, не говорили, Каролин, но мне кажется, что это

ключ к разгадке сна».

«То есть?»

«Для начала обдумайте свой сон. Лучше дать волю ас­социациям — точно так же, как я прорабатывал свой сон».

«Посмотрим. Я помню, что была фрустрирована. Мы с вами лежали в постели, но ничего не было. Потом прихо­дит этот гадкий коротышка, и мы с ним занимаемся сек­сом — тьфу, мерзость; странно, что я пошла на это —

392

плюс еще странная какая-то логика: если вы увидите меня в деле, я смогу расположить вас к себе. Чушь какая-то».

«Продолжайте, Каролин».

«Не сходится. То есть если я буду на ваших глазах за­ниматься сексом с каким-то нелепым мужчиной — вот, мол, смотрите, — мне вряд ли удастся завоевать ваше сердце. Наоборот, это скорее оттолкнет вас, нежели при­влечет».

«Это было бы логично, если бы мы воспринимали этот сон буквально. Но я знаю, как выискать смысл этого сна. Предположим, что Дювалье — это не Дювалье, что он символизирует кого-то или что-то еще».

«Например?»

«Подумайте о его имени: Беби Док! Представьте, что этот человек олицетворяет какую-то часть меня: беби, малыш, более примитивная, базовая часть. Таким образом, во сне вы хотите вступить в сексуальные отношения с ка­кой-то моей частью с надеждой на то, что тогда вы сможе­те завоевать и более зрелую часть меня, покорить всего меня.

Вот видите, Каролин, в таком виде сон обретает смысл: если вам удастся соблазнить какую-то часть меня, мое аль­тер-эго, за остальным дело не встанет!»

Кэрол молчала.

«Что вы об этом думаете, Каролин?»

«Отличная интерпретация, Эрнест, действительно хо­рошая», — отозвалась Кэрол и подумала: Даже лучше, чем ты можешь себе представить!

«Итак, Каролин, давайте подведем итог: моя трактов­ка обоих снов — вашего и моего — приводит нас к одному и тому же выводу: вы приходите сюда, вы испытываете ко мне сильные чувства, вы хотите прикасаться ко мне, обни­мать меня, но при всем при этом вы против истинной бли­зости между нами.

И, знаете, Каролин, эти послания, которые мы с вами I нашли в снах, перекликаются с теми чувствами, которые | вызывают во мне наши взаимоотношения. Несколько не-

393

дель назад я прямо заявил, что буду искренен с вами, что буду честно отвечать на все ваши вопросы. Но вы так ни разу и не воспользовались этой возможностью. Вы говори­те, что хотели бы, чтобы я стал вашим любовником, но вас интересовала только моя холостяцкая жизнь, вы даже не пытались узнать меня самого. Я собираюсь и дальше плот­но прорабатывать с вами этот аспект наших отношений, Каролин, потому что это центральный момент, он действи­тельно близок к сути проблемы. Я собираюсь и дальше по­ощрять честность в наших отношениях. А для того, чтобы быть честной со мной, вам придется узнать меня, поверить мне, чтобы полностью раскрыться передо мной. И этот опыт станет первым шагом на вашем пути к себе в самом глубоком понимании этого слова, к тому, чтобы стать со­бой с другим мужчиной, которого вы вот-вот встретите». Кэрол промолчала и посмотрела на часы. «Я знаю, что наше время вышло, Каролин, но давайте задержимся на пару минут. Можете сказать мне что-ни­будь еще по этому поводу?»

«Не сегодня, Эрнест», — ответила она, потом встала

и быстро вышла из кабинета.

Глава 22

Полуночный звонок Питеру Макондо ничего не дал: Маршал только прослушал сообщение на трех языках о том, что Финансовая группа Макондо закрыта на уик-энд и откроется лишь в понедельник утром. Узнать домашний телефон Питера через цюрихскую информационную служ­бу ему тоже не удалось, что, впрочем, неудивительно. Пи­тер часто говорил о мафии и необходимости охранять лич­ную жизнь ультрабогатых людей от посторонних глаз. Да, Маршалу предстоит длинный уик-энд. Ему придется ждать все выходные: позвонить Питеру он сможет лишь в вос­кресенье, в полночь.

В два часа ночи Маршал, которому так и не удалось

394

уснуть, начал рыться в аптечке в поисках успокоительного. Это был из ряда вон выходящий случай: Маршал был ярым противником злоупотребления лекарственными средствами и утверждал, что человеку, прошедшему качественный курс психоанализа, следует устранять психологический дискомфорт путем интроспекции и самоанализа. Но этой ночью ни о каком самоанализе не могло быть и речи: на­пряжение буквально зашкаливало, и ему необходимо было успокоиться. В конце концов ему удалось найти хлор-три-метон — антигистаминный препарат с седативным эффек­том. Он выпил две таблетки и на несколько часов погру­зился в тяжелый, беспокойный сон.

Выходные тянулись медленно, и беспокойство Марша­ла росло час от часу. Где Адриана? Где Питер? Он никак не мог сосредоточиться. Он швырнул об стену последний номер «Журнала американского психоанализа», подстри­гание бонсай его не увлекало, и он даже забыл подсчитать дневной доход с акций. В течение часа он рьяно занимался с гирями в спортзале, поиграл в баскетбол, пробежался трусцой по Голден-Гейт. Но ничто не могло отогнать мрач­ное предчувствие, сжимающее его горло.

Он начал говорить с собой, как если бы был своим па­циентом: Успокойся! Откуда столько шума? Давай-ка сядем и попробуем понять, что же происходит на самом деле. А происходит только лишь вот что: Адриана про­пустила несколько сеансов. И что с того? С инвести­цией все в порядке. Через пару дней... сколько там?., через тридцать три часа ты созвонишься с Питером. У тебя есть долговая расписка из «Credit Suisse», кото­рая гарантирует тебе выплату денег. Акции «Уэллс Фарго» упали почти на два процента с тех пор, как ты их продал. Самое страшное, что может случиться, так это тебе придется обналичить вексель и выкупить свою долю акций по более низкой цене. Да, вполне возможно, у Адрианы что-то случилось, о чем ты не догадался. Но ты же не провидец: иногда ты можешь и не заме­тить что-то.

395

Хорошая терапевтическая интервенция, думал Мар­шал. Но если ты проделываешь это сам с собой, эффект нулевой. Да, самоанализ не всесилен. И как мог Фрейд продержаться на этом столько лет? Маршал понимал, что ему необходимо с кем-то поделиться своими тревогами. Но с кем? Ширли не подходит: они последнее время почти не разговаривали, а если он заговорит с ней об этой инвести­ции, скандала не миновать. Она с самого начала была про­тив. Когда Маршал начинал вслух рассуждать, на что они потратят семьсот тысяч долларов прибыли, она раздражен­но обрывала его: «Мы живем в разных мирах». Слово «жад­ность» все чаще и чаще слетало с ее губ. Две недели назад она даже посоветовала ему обратиться за помощью к ее буддийскому наставнику, ибо жадность переполняет его.

Кроме того, в субботу Ширли планировала совершить велосипедную прогулку в Монт-Тамальпе и поискать там материал для икебаны. Днем, перед отъездом, она сказала, что скорее всего не вернется домой ночевать: ей нужно по­быть наедине с собой — небольшое икебано-медитативное уединение. Перспектива провести выходные в одиночестве привела Маршала в ужас, он даже хотел сказать Ширли, что она нужна ему, попросить ее не уезжать. Но Маршал Стрейдер никогда ничего не выпрашивает; это не в его стиле. К тому же напряжение буквально висело в воздухе, оно распространялось, как инфекция. Да, действительно, Ширли лучше уехать.

Маршал бросил злобный взгляд на цветочную компо­зицию, которую Ширли оставила ему на этот раз: раздвое­нная, покрытая лишайником ветка абрикосового дерева: один сучок тянется параллельно столу, другой уходит вер­тикально вверх. На конце горизонтальной ветки — одино­кий белый цветок. Ветка, уходящая вверх, была украшена ожерельем из лаванды и душистого горошка, которое неж­но обнимало две лилии — белую и шафрановую. «Черт бы ее побрал, — выругался Маршал. — На это ей хватает времени. Зачем она это делает? Три цветка... опять белая и желтая лилии...» Минуту он всматривался в икебану,

396

потом потряс головой и задвинул ее под стол — с глаз долой.

С кем еще я могу поговорить? С Мелвином, кузеном? Бесполезно! Мелвин, конечно, может иногда подкинуть полезный совет, но не в этой ситуации. Если я услышу насмешку в его голосе, я этого не вынесу! С коллегами? Об этом не может быть и речи! Я нарушил границы профессиональной этики, и я не уверен, что могу им до­верять, особенно тем, кто завидует мне. Если хоть кто-то проговорится, я могу навсегда забыть о перспективе занять президентское кресло в Институте психоана­лиза.

Мне нужен кто-то, кому я могу доверять. Если бы можно было поговорить с Сетом Пейндом! Но к нему мне дороги нет. Может, мне не стоило так круто с ним об­ходиться... Нет, нет и еще раз нет! Сет это заслужил. Я поступил именно так, как должен был поступить. Он получил по заслугам.

Один из пациентов Маршала, психолог-клиницист, часто рассказывал ему о своей группе поддержки, в кото­рую входили десять мужчин-терапевтов. Они проводили вместе два часа каждые две недели. Пациент утверждал, что собрания всегда приносили немало пользы, к тому же члены группы могли обратиться друг к другу, когда им тре­бовалась помощь. Разумеется, Маршал не одобрял членст­во своего пациента в подобной группе. В более консерва­тивные времена он бы запретил ему посещать эти собрания. Поддержка, подтверждение, утешение — все эти патети­ческие костыли всего лишь усиливают патологию и тормо­зят работу реального психоанализа. Тем не менее сейчас, в данной ситуации, Маршал чувствовал острую необходи­мость в такого рода общении. Он вспомнил, как на собрании Сет Пейнд говорил, что в современном обществе настоя­щую мужскую дружбу днем с огнем не сыщешь. Да, ему нужен был друг.

В воскресенье, в полночь, когда в Цюрихе было девять утра, Маршал позвонил Питеру и услышал тревожное со-

397

общение, записанное на автоответчик: «Вы позвонили в Финансовую группу Макондо. Мистер Макондо отпра­вился в девятидневный круиз. На этот срок офис прекра­щает свою работу. Если ваш вопрос требует немедленного решения, пожалуйста, оставьте свое сообщение. Автоответ­чик регулярно проверяется, и мы сделаем все возможное, чтобы связаться с мистером Макондо».

Круиз? Офис компании такого масштаба закрывается на девять дней? Маршал оставил сообщение, в котором просил мистера Макондо связаться с ним по неотложному делу. Позже, когда он снова лежал без сна, новость о кру­изе уже не удивляла его. Очевидно, между ними произошла ссора, думал он. Питер поссорился с Адрианой, или, мо­жет быть, Адриана разругалась с отцом, и Питер под вли­янием момента решил уехать, чтобы прийти в себя, разве­яться. И либо с Адрианой, либо без нее отправился в круиз по Средиземноморью. Скорее всего именно так все и было,

и ничего больше.

Но шли дни, от Питера не было никаких известий, и Маршал все сильнее и сильнее опасался за вложенные в его предприятие деньги. Он в любой момент мог обналичить банковский вексель, но это означало, что он не сможет вос­пользоваться щедрым даром Питера с выгодой для себя. Глупо поддаваться панике и терять эту уникальную воз­можность. И из-за чего? Из-за того, что Адриана не при­шла на сеанс? Глупости!

В среду в одиннадцать утра у Маршала выдался сво­бодный час: место Эрнеста в его расписании так и осталось вакантным. Он прошелся по Калифорния-стрит, миновал клуб «Пасифик юнион», где обедал тогда с Питером, но, пройдя еще квартал, вдруг вернулся к нему, взбежал по ступенькам, вошел в мраморные двери, прошел мимо рядов блестящих латунных почтовых ящиков и окунулся в невер­ный свет грандиозной ротонды, увенчанной стеклянным куполом. Там в окружении кожаных диванов цвета красно­го дерева стоял Эмиль, блестящий мажордом в безукориз­ненном смокинге.

velikaya-zasuha-chto-luchshe-pit-v-zharu.html
velikie-advokati-rossii.html
velikie-italyanskie-hudozhniki-epohi-vozrozhdeniya-chast-2.html
velikie-ojuni-yakutii-ili-volshebniki-ryadom-s-nami-eta-proslezhivaetsya-i-vo-mnogih-posleduyushih-glavah-gde-povestvuetsya.html
velikie-vodopadi.html
velikij-gerb-rossijskoj-federacii-chast-2.html
  • teacher.bystrickaya.ru/finansovij-mehanizm-respubliki-belarus.html
  • klass.bystrickaya.ru/461-kak-ponimat-rezultati-predstavlennie-v-ochishennoj-eksperimentalnoj-tablice.html
  • literature.bystrickaya.ru/dostoyanie-nacii-bogatstvo-stolici-novosti-7.html
  • tests.bystrickaya.ru/konkurs-detskih-rabot-cveti-dlya-milih-i-lyubimih-08-02-05-03-2012g.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/portretnaya-galereya-dlya-kabineta-informatiki-viner-norbert.html
  • books.bystrickaya.ru/conclusion-pecr-ep-1-panevropejskaya-konferenciya-faovoz-po-bezopasnosti-i-kachestvu-pishevih-produktov.html
  • urok.bystrickaya.ru/pravila-povedeniya-v-kriminalnih-situaciyah.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/44-bioraznoobrazie-arktiki-doklad-o-rabote-pyatnadcatogo-soveshaniya-vspomogatelnogo-organa-po-nauchnim-tehnicheskim.html
  • textbook.bystrickaya.ru/klub-rotari-sodejstvie-razvitiyu-srednego-i-malogo-predprinimatelstva-v-primorskom-krae.html
  • bukva.bystrickaya.ru/razdel-1-institucionalnie-polozheniya-statya-1-bivshaya-statya-1-14.html
  • bystrickaya.ru/vokrug-chernogo-morya.html
  • uchit.bystrickaya.ru/statya-15-kulturnie-prava-i-obshie-ramki-osushestvleniya-pakta.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-discipline-osnovi-proizvodstvennih-processov-po-specialnosti-261202-65-tehnologiya-poligraficheskogo-proizvodstva.html
  • thescience.bystrickaya.ru/kalendar-znamenatelnih-dat-po-krasnodarskomu-krayu-na-2011-god-krasnodar-kraev-univers-nauch-b-ka-im-a-s-pushkina-otdel-kraevedeniya-sost-g-e-hlopatneva-krasnodar-2010-90-s-stranica-4.html
  • report.bystrickaya.ru/kelsld-direktordi-trbie-s-zhnndeg-orinbasari.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/rekomendacii-kniga-posvyashena-resheniyu-mnogochislennih-problem-nakopivshihsya-kak-v-teorii-tak-i-praktike-amerikanskogo.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/konferenciya-drugaya-rossiya-pervaya-sessiya.html
  • tests.bystrickaya.ru/logika-14.html
  • control.bystrickaya.ru/dekorativno-prikladnoe-iskusstvo-narodov-severa-kak-faktor-duhovno-nravstvennogo-vospitaniya-podrostkov-v-polietnichnoj-srede.html
  • report.bystrickaya.ru/httpdolgoprudnyj-narod-ru-informacionno-razvlekatelnij-portal-stranica-13.html
  • spur.bystrickaya.ru/korrekcionnaya-pedagogika-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-bijsk-bpgu-imeni-v-m-shukshina.html
  • testyi.bystrickaya.ru/52raschet-riska-zdorovyu-lekciya-ponyatiya-celi-zadachi-i-tehnologii-4.html
  • tasks.bystrickaya.ru/200-mifov-o-velikoj-otechestvennoj-stranica-26.html
  • apprentice.bystrickaya.ru/zolotoe-sechenie-bernard-verber-enciklopediya-otnositelnogo-i-absolyutnogo-znaniya.html
  • learn.bystrickaya.ru/g-e-krejd-li-na-arnhejm-r-stranica-11.html
  • institut.bystrickaya.ru/tekst-vzyat-s-psihologicheskogo-sajta-stranica-42.html
  • letter.bystrickaya.ru/obrazovatelnij-plan-8-a-klassa-obrazovatelnij-plan-municipalnogo-obsheobrazovatelnogo-uchrezhdeniya-srednyaya.html
  • education.bystrickaya.ru/1--t-s-kabachenko-psihologiya-v-upravlenii-chelovecheskimi.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-3-malleus-maleficarum-chto-zhe-iz-sebya-predstavlyaet-.html
  • letter.bystrickaya.ru/obrashenie-mashadova-zolotoj-kletke.html
  • doklad.bystrickaya.ru/urok-1-22.html
  • studies.bystrickaya.ru/analiz-platezhesposobnosti-predpriyatiya.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/programma-razvitiya-municipalnogo-obsheobrazovatelnogo-uchrezhdeniya-kashirskaya-srednyaya-obsheobrazovatelnaya-shkola-na-2006-2011-gg.html
  • tasks.bystrickaya.ru/14-informacionnie-materiali-uchebnoe-posobie-dlya-studentov-visshih-uchebnih-zavedenij-izdanie-2-e-dopolnennoe-i-pererabotannoe.html
  • lecture.bystrickaya.ru/ankersmit-f-r-istoriya-i-tropologiya-vzlet-i-padenie-metafori-1994-stranica-16.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.